Баннер

главная о фото фотопроекты Беларуские фотографы вспоминают 2015-й

Беларуские фотографы вспоминают 2015-й

Мы попросили беларуских фотографов выбрать и прислать нам одну свою фотографию из тех, что они сделали на протяжении 2015 года. В качестве критериев для отбора было предложено либо «лучший мой кадр за год», либо тот, что запомнился по какой-то причине больше всех. Те, кто откликнулся, поделились и глубоко личными историями, и простыми сюжетами, которые врезались в фотографическую память авторов.

photo © Надежда Дегтярева

Надежда Дегтярева

Вечер.  Грузия. Батуми.  Дети играют в пятнашки возле продуктового магазина. Июнь 2015 года


Марина Батюкова

Марина Батюкова

Фото из серии «Лес-лёс». Снято в Минском районе, 2015 год


фото © Валерий Ведренко

Валерий Ведренко

Вязынка. 6 сентября 2015 года

Провожал жену в Минск. В руках – сумка, зонт... С собой взял карманную «мыльницу».
Дождь… Сумерки… Обычно в такое время сидишь в доме...
А тут – оказался в Вязынке. Решил поснимать на «авось». К удивлению, камера не подвела.
Мне очень дорог этот кадр. Я его назвал  «Без надежды надеюсь» Это – о Беларуси.


photo © Наталия Дорош

Наталия Дорош

В этом году больше времени ушло на фотографические мемуары - пересмотр отснятых в 70-80 годы ХХ века архива фотопленок, сканирование негативов и подборка снимков для проектов «Полешуки» и «Среды обитания». Конечно, много снимала и в 2015 году, но только в силу неутомимого желания поддерживать новыми фотографиями свой статус в Фейсбуке.

Как-то в сентябре возвращались с мужем из Жирович, решили ехать через Зельву, так как мне хотелось снять Зельвенское водохранилище - это рукотворное озеро с пляжем и чайками над водой. Проезжали мимо какой-то деревни, и через окно автомобиля мой взгляд зацепился за желтые цветы в палисаднике большого деревянного дома. Попросила мужа вернуться, остановились на обочине дороги, я стала фотографировать дикие заросли цветущих кустов у стены дома. Потом зашла в его двор. В некоторых местах крыша дома была разрушена, входные двери нараспашку, а в заросшем высокой травой саду созрели яблоки, но их никто не собирал. Все здесь было в запустении, только буйное цветение золотых шаров напоминало о прошлой жизни людей, которые построили этот дом, посадили этот сад, украсили палисадник этими цветами. Сколько таких заброшенных жилищ в наших белорусских селениях мне приходилось уже встречать... Назвала снимок «Цветы запоздалые».


photo © Вадим Качан

Вадим Качан

А какой будет мир, когда Амели вырастет?

На этой фотографии моя внучка Амели. Снимал этим летом в Канаде, в Торонто, когда посещали аквариум. Она на руках у своей мамы, моей дочери, и впервые увидела другой мир. Необычный. Подводный. Иной.
Я люблю рассматривать эту фотографию.
Иногда думаю, а какой будет мир, когда Амели вырастет?
Сравниваю ее и себя.
У нас много общего и много разного.
Когда я был маленький, то разговаривал на двух языках - белорусском и полешуцком. Родился на Полесье. Домашним у нас был белорусский, а на улице все говорили на полешуцком, русский в мою жизнь пришел вместе со школой. Теперь я говорю только на русском.
Амели сейчас учится говорить, слова произносит то на английском, то на русском, то на французском, то на белорусском языках - на каких говорят ее близкие.
Этим мы похожи.
Она уже живет в другом мире.
Канада - это котел, в котором живут и варятся, и притираются друг к другу люди многих национальностей. Планета Земля в миниатюре, и все как-то мирно у них получается. Вернее - почти мирно.
А какой будет мир, когда Амели вырастет?
Я родился в доме, где не было электричества, радио. Принимала меня бабушка Вера. Больница в соседней деревне, а это километров десять, а лошади в тот момент не оказалось… Помню тот диван, на котором появился на свет.
Палата, где Амели родилась и провела первые свои дни, больше похожа на космический корабль - столько там всякой аппаратуры.
А какой будет мир, когда Амели вырастет?
Сейчас тысячи километров разделяют нас, но мы общаемся по интернету. Когда она хочет увидеть нас с женой, то показывает на смартфон или на компьютер и говорит «дзеда» или «баба». Иногда читаю ей стишок, и она повторяет, а иногда просто играет возле компьютера, посматривая на нас с женой. А когда расстаемся, то целует экран.
А какой будет мир, когда Амели вырастет?
Когда я учился в школе, нам рассказывали и показывали, как прятаться от атомной бомбы. Учили разбирать-собирать автомат и учили стрелять. Мир готовился к атомной войне. А когда поступил в институт, нас пять дней в неделю учили, как надо строить дома, а на шестой день учили, как построенное взрывать.
Слава Богу, человечество справилось, и войны не было.
А какой будет мир, когда Амели вырастет?
Сейчас в мире неспокойно. Терроризм. Не минул он ни Беларусь, ни Канаду. Но я верю, очень хочется верить, что мир справится и с этой бедой. Как справлялся с многими бедами. Надо, чтобы все захотели этого.
И еще - я точно знаю, что мир Амели, когда она вырастет, будет другой.
И значительно лучше.
Должен быть лучше.
Обязан.


photo © Алексей Матюшков

Алексей Матюшков

Фестиваль авиационного спорта «70 лет мирного неба».
Минск с высоты 700 метров кажется игрушечным, но безумно красивым.


фото © Даниил Парнюк

Даниил Парнюк

1 августа 2015 года по дороге из городка Дятлово в город Гродно я остановился сделать фотографию с  пасущимися в поле коровами. Меня привлек ритм их черно-белых одежек. Я приблизился и присел...  Коровы бесшумно зависли надо мной. Мы смотрели друг на друга непрерывно, сколько хватало глаз.
В какой-то момент я почувствовал, что смотрю на них так, как смотрю на своих детей - с любовью и той особой болью, которая рождается в сердце когда одновременно переживаешь единство и конечность всего.


фото © Сергей Пилипович

Сергей Пилипович

Открытая терраса кафе в городке Vrsar (Croatia).
В знойный полдень местные парни охлаждались всеми возможными способами, доступными в городе.
Август, 2015 года


Александр Кладов

Александр Кладов

«Холодный суп». Девочка-сирота из многодетного приюта домашнего типа стоит на кухне во время обеда.
Могилёвская область, поселок Глуск.


фото © Александр Саенко

Александр Саенко

Иван (70 лет) в приюте для бездомных «Дом милосердия».
Гродненская область, деревня Александровка.


Вадим Замировский

Вадим Замировский

Фото из истории о работе волонтеров на Донбассе.
Пациентка в палате больницы города Димитрова, Донецкая область, 22 февраля 2015 года.
Волонтеры из Беларуси привезли медикаменты и товары первой необходимости в больницы Донбасса.


Олег Яровенко

Олег Яровенко

Триптих «История про жизнь»
Снял в Ждановичах, свалка на территории гаражного комплекса.


Сергей Балай

Сергей Балай

Школьник пробует попасть в мишень из стрелкового тренажера «Скат» на стенде военного факультета БНТУ во время дня открытых дверей, который вуз устроил для абитуриентов 10 января 2015 года в Минске.

Эта фотография была сделана в самом начале года, но она чем-то меня зацепила и не отпускает до сих пор. Стенд военной кафедры был на дне открытых дверей самым одиноким и абитуриенты приходили к военным, только что бы посмотреть на оружие и пострелять на тренажере. Это было интересно фотографировать и в какой-то момент в ключевой точке сошлись все персонажи – скучающие военные и улыбчивый школьник в костюме с отливом.

Позже я отправил фотографию на конкурс «Eastreet 3», который ежегодно проходит в Польше, и она попала в число работ-победителей.


Отцецкий Евгений

Евгений Отцецкий

Выбрать лучший снимок 2015 оказалось не просто. И дело не в том, что не из чего – красивых фотографий я сделал немало. Но мне показалось, что красоты будет недостаточно, важно выбрать снимок ещё и важный лично для меня. Эта карточка одна из них. В первую очередь, благодаря героям.  Героев я разделяю на документальных (настоящих, живых) и артовых (бутафорских, вымышленных, созданных). Конечно, я предпочитаю первых, и чем ближе мне герой по духу, тем лучше – тем больше я вовлекаюсь в тему, тем лучше её раскрываю. Я хочу сказать, что настоящая жизнь в разы богаче, нежели придуманные, искусственно созданные миры.
На этом снимке изображены скинхэды Таня и Женя.
Для меня скинхэд - это чувство собственного достоинства, уважение себя и своих принципов, смелость отстаивать свои взгляды и убеждения. Ещё это, конечно же, музыка, пиво, мода и прочая веселуха. Традиционно музыкой скинхэдов было регги, музыка чернокожих парней из Ямайки, а сами скинхэды были представителями рабочего класса из британских гетто. Понятно, что в таких условиях и речи не было о каком-либо расизме. Тем не менее, заблуждение о скинхэде-расисте крепко сидит в головах обывателя, и, конечно, имеет свои основания. В 90-ы и в начале 00-х ситуация была совсем иная – лысая голова, высокие ботинки и куртка-пилот были почти стопроцентной гарантией правых взглядов. Благо, ситуация изменилась. Именно об этом мне хочется говорить, делая подобные фотографии.
С Таней и Женей я познакомился на одном из скинхэд-концертов. Мне они показались очень красивой и яркой парой, и я предложил им сделать портрет. Танины татуировки напомнили о проекте Сергея Гудилина «Радзiма на скуры», что показалось мне весьма интересной отсылкой.
Фото снято 1 июля 2015 года.


фото © Александр Яшников

Александр Яшников

В каждом лагере, и ребенком в детстве, и вожатым теперь, я встречаю близнецов. И каждый раз - это история о внешней похожести с незаметными большинству отличиями, о разности характеров, о любви и ненависти к своему отражению, о тёмной и светлой стороне.
Снято в начале августа в ДРОЦ «Надежда».


фото © Александр Веледимович

Александр Веледимович

Женя (портрет с «наганом»), Витебск, 2015 год.
На этой фотографии все, чего я боюсь, и это не пистолет. Я не люблю яркие белые объекты на черно-белой фотографии, сложный контрастный свет и делать черно-белые портреты у себя в мастерской. Скорее всего из понимания этих страхов и получилась эта фотография.


фото © Егор Войнов

Егор Войнов

Поездка по южному Казахстану в мае 2015 года.
Тот случай, когда любое описание картинки будет беднее, чем изображение. Если бы из поездки получалось 25-30 таких картинок, я был бы очень доволен собой. Для меня тут в одной изображении объединились фотографическая техника, информационный срез про жизнь в степях Казахстана и образность. К такой фотографии я стремлюсь последние 6 лет.


фото © Сергей Михаленко

Сергей Михаленко

Минск, август 2015 года.
Несколько раз складывалось так, что проезжал мимо этих деревьев ранним утром, когда они погружались в туман. Но каждый раз что-то не позволяло сделать здесь кадр - либо камеры не было с собой, либо торопился и не имел возможности остановиться. Решил однажды специально поехать ранним утром и сфотографировать их. И вот приехал, сделал десяток кадров с разных точек и понимаю, что не хватает в кадре человека. Да, порой достаточно о чем-то подумать и это происходит - в дали появился человек, идущий по дороге, по которой и машины-то редко ездят. На часах было 6 утра.


фото © Павел Осипов

Павел Осипов

Празднование масленицы. 2015 год.
Минск, парк Максима Горького, отель Кемпински.


Канаплев Лейдик

Евгений Канаплев + Юлия Лейдик

BRUTTO. Это один из кадров самой запоминающейся съемки этого года.
Прекрасный город Киев и радужный приём.
Во время съемки ребята отдались процессу, доверились нам.
Эмоции и заряд энергии от процесса, который мы получили, был очень сильным.


Андрей Дубинин

Андрей Дубинин

«Шляпник в Лесу-из-совсем-другой-истории»
Июнь 2015-го, одно из занятий в фотошколе. Этот год - попытка сделать свои курсы по фотографии как можно более практическими. Тогда казалось, будет сложно каждую неделю планировать и устраивать масштабные съемки, да еще и с группой учащихся. На деле оказалось наоборот. Так «Постановочный портрет» превратился в разговоры о коммуникации, организации и менеджменте творческих фотосъемок, а я попал в Лес-из-совсем-другой-истории.


Татьяна Зенькович

Татьяна Зенькович

Тени итальянских фигуристов Anna Cappellini и Luca Lanotte.
Чемпионат мира по фигурному катанию в Шанхае, Китай.
29 марта 2015


обсудить на форуме zнята




Беларуские фотографы вспоминают 2015-й
 


главная о фото фотопроекты Беларуские фотографы вспоминают 2015-й