Баннер

главная z-проекты встречи с легендами Владимир Нехайчик: «Фатаграфія - птушка імгнення»

Владимир Нехайчик: «Фатаграфія - птушка імгнення»

Ближайшие интервью в проекте «Встречи с легендами» посвящены 50-летнему юбилею НФК «Мiнск»!

Владимир Нехайчик: «Фатаграфія - птушка імгнення»

Погружаясь в мир, изображенный на фотографиях Владимира Нехайчика, забываешь о каких бы то ни было потрясениях, социальных и природных катаклизмах. Все представляется вечным, естественно и гармонически развивающимся.

© В.А.Бутра

Из цикла «Встречи с легендами».

Из беседы с сыном Александром Владимировичем  и внуком Андреем Александровичем

- Откуда у Владимира Андреевича любовь  к фотографии?
Откуда в нем такая созерцательность?


А.В.: Отец всегда был близок к земле, природе.
Он закончил сельскохозяйственную академию.
В первые командировки ездил на лошади по полям, делал геодезические съемки, проектировал размещение колхозов, совхозов.
Его отец, Андрей Федорович, мой дед,
после войны был фотокорреспондентом в сельской газете.
По словам отца, он и подарил ему первый фотоаппарат, «Зоркий».
А первый фотоаппарат, который попал ко мне в руки - «Зоркий 2С».
Во все командировки отец брал с собой фотоаппарат.
Ему очень нравилась белорусская природа.
Отец говорил, что у нас особенный пейзаж, солнца мало.
Это не Крым, не Украина.
При съемке пейзажей ему особенно важно было,
чтобы было прорисовано небо.
На всех фотографиях оно есть - в черно-белом варианте, цветном  варианте.
Хотели отослать снимки в статью про него в «Советское фото».

- Ян Булгак говорил, что пейзаж без неба
- это портрет без головы.
В поздних работах Владимира Андреевича небо и вовсе занимает основную часть…


А.В.: Это да. Он даже в мрачном небе находил свою красоту…

- Статья в «Советском фото», которую собирались написать о Владимире Андреевиче не состоялась?

А.В.: Нет.
Отец рассказывал, что в редакция пытались отобрать работы в статью,
но в итоге зарубили. Мол, черного много.
Мрачно все…

«Гурт», Владимир Нехайчик, 1985 год
«Гурт», Владимир Нехайчик, 1985 год

«У лесе», Владимир Нехайчик
«У лесе»

«Перад навальніцай», Владимир Нехайчик
«Перад навальніцай»

«Вясковая дарога», Владимир Нехайчик, 1985 год
«Вясковая дарога», 1985 год

- Из фотографов старшего поколения только Аркадий Бирилко
творчески освоил фотошоп и Ваш отец.
Этот переход Владимира Андреевича
- как Вы его для себя объясняете?

А.В.: Совпало несколько вещей.
Стала появляться цифра, компьютеры.
Появились и трудности с черно-белой пленкой и бумагой.
Отец сам всю жизнь делал проявители. Никогда не пользовался готовыми.
Появились сложности и с химикатами.
С другой стороны, как мне кажется, он искал новые инструменты для работы.
Его не устраивала фотография как она есть.
Он постоянно стремился что-то внести свое.
Сначала это было тонирование, потом акриловые краски…
Еще один важный момент.
Я отправил поступать старшего сына в радиотехнический колледж.
И с поступлением подарил сыну новый компьютер.
Не освоить деду вместе с внуком - грех.

А.А.: Многие пытались браться за фотошоп…
В том числе и Юрий Сергеевич Васильев приезжал.
Привозил работы, просил показать, что можно с ними сделать.
Юрий Сергеевич хотел освоить, но до конца не дошел.

А.В.: Я так думаю, что у Юрия Сергеевича не было
постоянной поддержки в этом вопросе.
А Владимир Андреевич ее имел в лице внука.

А.А.: Его первые работы ретушировал я.
Со временем он захотел делать сам.
Старшее поколение видело новую технологию,
видели новую моду, но у них не было нужного задора…

- А до фотографии или параллельно с ней - не рисовал ли Владимир Андреевич?

А.В.: По профессии ему приходилось делать чертежи,
рисовал панорамные виды. Получалось хорошо…
Но мы еще многого не знаем про Владимира Андреевича.
К примеру, мы только после его смерти узнали, что он писал стихи…

- Я как раз хотел об этом спросить. Человек, творчески ориентированный, не может быть специалистом в одной сфере. Видно, что он воспринимал мир всей душой…

А.В.: Мы нашли дневник с его стихами.
Там стихи в течение 20 лет. Нам ничего не показывал.
Он считал, что и фотографией занимается больше для себя.
Начал с классической фотографии, ее и продолжал.
Даже с появлением цифры не отказался от аналоговой.

- Но далеко не каждому оказался нужным компьютер.
Фотографов его возраста достаточно много, которые не стали заниматься обработкой цифры...


А.А.: Мы с дедом выяснили опытным путем,
что изначально фотография должна быть
с максимальным количеством серых тонов.
Снимок печатался не в обычном процессе,
и это были достаточно бледные фотографии.
Это позволяет достичь сканирования максимального качества.

А.В.: Дальше это позволяло расширить диапазон,
чем изначально отпечатать яркую фотографию,
которая окажется непригодной для цифровой обработки.
В то время никто не знал этих тонкостей и не мог повторить.
То есть изначально надо было подготовить такой отпечаток,
чтобы он вложился в оптические границы  сканирующего устройства.

А.А.: У него есть 2-3 серии цифровых монтажей.
В основном - исторические.

- Он специально ездил на рыцарские турниры? Сейчас они стали очень популярны…

А.В.: Да. Я сам его возил на многие фестивали.
У него есть целая тема, посвященная истории Великого Княжества Литовского.
Эти работы еще никто не видел.

А.А.: Они готовы. Но там на многих есть бело-красно-белый флаг.
И это вызывает определенные сложности.
Есть две выставки, которые лежат и ждут своего часа.

«Акцыя салідарнасці. Памятаем...», Владимир Нехайчик, 2005 год
«Акцыя салідарнасці. Памятаем...», 2005 год

«Чарнобыльская малiтва», Владимир Нехайчик, 2003 год
«Чарнобыльская малiтва», 2003 год

«З Рагвалодавай гары », Владимир Нехайчик, 2006 год
«З Рагвалодавай гары », 2006 год

- Интерес к истории - чем он обусловлен?

А.В.: Помню еще с детства - мы ездили в электричке,
он читал мне исторические книжки.
И всегда говорил, что Беларусь никогда не была отсталой страной.
Это был центр Европы.
Я тогда не верил, так как  в школе учили другому.
Но отец находил историческую литературу,
много читал и старался в это направление погрузить и нас, сыновей, и внуков.

- Когда я разговаривал с фотографами, они достаточно сдержанно оценивали монтажи Владимира Андреевича. Говорили, что есть в этом определенная наивность…
А как он сам относился к своим компьютерным работам?


А.В.: Относился с любовью однозначно.
И, пожалуй, да, можно к ним применить термин «иллюстрация».
Одна из тем, над которой он работал - белорусские сказки.
Там присутствуют персонажи из языческого прошлого.
Не законченная работа…  
Любил юмор… Есть и сатирические картинки.

«Мара», Владимир Нехайчик, 2006 год
Мара, 2006

Монтаж для него был просто одним из инструментов.
Он им пользовался и его устраивало, что у него получалось.

А.А.: Его любимое слово было «нормально».
Поэтому, понять до конца, как именно он относился, - трудно…

- В советской фотографии было мало мастеров монтажа.
У него были какие-нибудь примеры?
К примеру, Бутырин из Литвы… Смотрел ли он что-нибудь?


А.В.: Некомпьютерный монтаж присутствует в очень малой степени.
Он делался специфическими приемами.
Есть фотографии, где надо было показать футбольный мяч, которого не было в изначальной версии. Это было некое пятнышко…
Чаще применялся монтаж, когда, к примеру,
вставлялось небо по линии горизонта.
Больше примеров я не могу назвать.

А.А.: Я так думаю, что на Бутырина он смотрел.
У него было большое количество альбомов.

А.В.: Отец восхищался его работами еще с времен «Фотографики».
Они и лично были знакомы.
Бутырин приезжал в гости, бывал у нас на даче.

Из беседы с Элеонорой Романовной, женой В.А.Нехайчика

- Ваш муж был творческим человеком. И явно, когда занимался фотографией,
отнимал время и бюджет у семьи. Как у Вас в этом плане складывались отношения?


- Я сама из большой семьи, нас пятеро.
Когда отец умер, мать осталась одна. И я забрала ее к себе.
А сами понимаете - теща, зять...
Чтобы убрать определенные трения,
я решила, что раз ему нравится фотография  -
пусть хотя бы он будет доволен.
Оградила его от всего быта целиком.
Ванну он уже так проявителями уделал,
что построили на даче баню и там организовал себе лабораторию.
Свободная минута после командировки -
ехал на дачу на несколько дней.
В плане финансов вопросов не было.
Я работала главным бухгалтером.
Он, конечно, тоже очень старался.
Меня еще что устраивало - его не интересовали компании, застолья.
Его интересовала фотография, новшества…
Выписывали разные журналы.
Дети выросли, разъехались. И мы лет 5 пожили вдвоем.
Он в фотографии, я летом - в огороде на даче,
зимой - вышивала, читала…

- А Владимир Андреевич делился с Вами задумками, планами?

- Да! И звал посмотреть, и показывал, и рассказывал.
Сделает монтаж, напечатает несколько вариантов,
спрашивает - какой лучше?

- Вы были его худсоветом… А еще с кем-нибудь он советовался?


- Нет… Он надеялся только на себя. считал,
что только он сам может сделать лучше.
Он был сам себе.
Главное, чтобы его не трогали.

- Ваш муж снимал портреты. А Вас …?


- По молодости проходу не давал, постоянно снимал.

«Партрэт Леаноры», Владимир Нехайчик
«Партрэт Леаноры»

- Обычно у зрелого мастера есть последователи, ученики…

- Учеников у него не было..
Он несколько раз сходил во Дворец пионеров.
2-3 раза рассказывал там о фотографии,
что-то показывал по чьей-то просьбе. Но потом перестал.
Он практически все время был занят фотографиями -
и на дачу надо было ездить печатать,
потом привезти домой, обработать на компьютере, дополнить…

- А была у него какая-то идея, которую он не успел реализовать?

- Он увлекся мифами.
Вот у него была серия, бабка и дедкой сидят,
где-то чертик вылазит…
Еще хотел что-то сделать. Но… Не успел…
Он постоянно что-то себе придумывал,
стремился к тому, чтобы был не один снимок, а целая серия…

- У многих фотографов, которые работали в 60-70 годы, не сохранился архив.
У вас все осталось. Как вы собираетесь им  распорядиться?


- Как-то с мужем состоялся разговор.
Я ему говорю, может пересмотреть все и что-то отдать в музей?
Тот же Янки Купалы, где он выставлялся много.
В ответ - я сам ничего не буду, пусть все лежит.
На этом обсуждение и закончилось…
Сейчас Андрей завел картотеку,
уже два лета просидел за компьютером,
систематизировал, приводил в порядок.
Сам подготовит к печати альбом
Муж может быть спокоен…
Ничего не выбрасывали, не отдавали.
Та комната, где Володя  работал -
там все как было, так и осталось.

Из беседы с Евгением Козюлей

- Запомнился ряд его работ с выставки. Фигура своеобразная, неординарная… Как он пришел в фотографию? И как Вы с ним познакомились?

- Познакомились уже в фотоклубе.
Когда я сюда пришел в 1965 году, Володя уже был в Клубе, с 63 года.
Один из старейших членов Клуба.
Не могу сказать, что мы сразу нашли общий язык, скорее «жили» параллельно.
Более тесные контакты установились, когда стали выезжать на пленэры.
Там почувствовалась тяга к одной тематике - село, люди села.
Понимание этой темы нас сблизило.
Я понял и другое - Владимир не случайно начал и продолжал эту тему.
Володя по образованию и по роду деятельности был инженер,
связанный с земляными работами.
Могу сказать, что он по натуре был сельским человеком.
Это наложило отпечаток на его взаимоотношения с людьми.

- Чем он выделялся в Клубе? Что цепляло в его работах?

- Он снимал вроде как и простые сюжеты,
но в этом чувствовалось его отношение к происходящему.
Теплота в общении с сельчанами прослеживалась и в работах.
У него есть фотография, называлась в разное время по разному.
Он ее называл «Яблоки», встречалось и название этой же работы «Матуля».
Пожилая женщина ведет велосипед, на велосипеде - корзина с яблоками.
Сюжет простейший!

«Яблоки», Владимир Нехайчик
«Яблоки»

Но он это увидел, прочувствовал момент, символику.
Возможно, это перекликалось с его состоянием на момент съемки.
Сегодня мы можем лишь домысливать.
Но судя по фотографии, это было именно так.
Наши пленэры проходили в сельской местности.
И чувствуя заинтересованность в теме и его, и меня,
незаметно сложился наш тандем.
Мы вставали рано и шли снимать.

Гомля воз., в.Гомель, Полацкі р-н, 1985

«Ранiца», 1986
«Ранiца», 1986

Мы сумели построить наши съемки таким образом,
что помогали, а не мешали друг другу. К примеру…
С незнакомым человеком найти контакт сложно.
А отвлечь его от того, что его фотографируют - вполне.
И вот один разговаривает - второй снимает.
Снимали мы много кадров на сюжет на тот момент.
Каждый раз возникала мысль, что может еще какая-то деталь изменится.
В наших архивах можно найти фотографии одних и тех же людей.
Грибник из деревни Юшки, девочка из деревни Горы…
Нам это не мешало, даже когда мы показывали эти работы на выставках.
Это из совместных походов.
Мы так могли уйти из лагеря на полдня, на день.

«У пакоi дачкi», п. Ратомка, Владимир Нехайчик, 1988
«У пакоi дачкi», 1988

«Матуля», Владимир Нехайчик, 1984
«Матуля», 1984

Захарэўская Марыя Васильеўна, в. Лысая Гара, 83 гады. Владимир Нехайчик, 1997
«Захарэўская Марыя Васильеўна, в. Лысая Гара, 83 гады»

«Дзецi», Владимир Нехайчик, 1975
«Дзецi», 1975

«Мацi i сын»
«Мацi i сын»

- А не было ли результата вашего тандема? Может быть выставка…

- Нет. Но сам процесс нам доставлял взаимное удовлетворение.
Мы ходили очень много! У нас был один пленэр,
от Ушацких озер и по всей округе.
За 10 дней я до дырок стер подошву в новых кедах.
Представляете, сколько мы ходили?
Конечно, это не было самоцелью.
Мы просто искали.
Тандем позволил сделать работы в определенной степени организованные.
Пример. Мы стояли на одном из озер.
Однажды еще на рассвете пошли.
Долина, солнце, скользящие лучи, дорога в гору.
Дорога раздваивалась - одна на бугор, другая - к ферме.
Ранним утром обычно тихо, слышно издалека.
Слышим - колеса стучат и позвякивают молочные бидоны.
Я прикинул, что если он поедет к ферме -
поедет по теневой стороне, неинтересно.
Другой поездки уже не будет.
Я попросил Володю перехватить молочника.
Володя поговорил с ним, сел на телегу и они поехали по солнечной стороне.
Вроде как кадр организованный - но мог быть и естественным вполне!

«Старая жанчына з косамi, в. Колкi», Владимир Нехайчик, 1989 год
«Старая жанчына з косамi, в. Колкi», 1989 год

«Жнiца, Уманскi раён, в. Гарбацiца», Владимир Нехайчик, 1986 год
«Жнiца, Уманскi раён, в. Гарбацiца», 1986 год

«Давід -Гарадок. Рыбачка», Владимир Нехайчик, 1983 год
«Давід -Гарадок. Рыбачка», 1983 год

«Жанчына з козамi, воз. Крывое, в. Горы», Владимир Нехайчик, 1989 год
«Жанчына з козамi, воз. Крывое, в. Горы», 1989 год

- Что он показывал в тот период? Серии или разрозненные работы одной темы?


- Володя участвовал в клубных выставках.
Но первую персональную сделал в 87 году!
Эту же выставку показал в Слониме.
Затем снова был перерыв.
Я так понял, что Володя искал новое направление.
Эти поиски вылились в то, что он вернул когда-то существовавший прием
как роспись фотографий.
Его сын привозил ему очень качественные анилиновые красители.
И Володя стал делать выставку о Минске.
То, что сейчас делают на компьютере - он делал вручную.

«Минск», Владимир Нехайчик
«Минск»

- Как думаете, с чем это связано? Ведь цветные фотоматериалы уже были…

- Сложно ответить на этот вопрос.
Это было и для нас неожиданно.
Впервые эта выставка была показана в библиотеке им. Пушкина.
Так вот, обращение к теме было неожиданно.
И представление ее в таком стиле.
Володя это объяснял так, что хочет использовать
давнюю традицию в фотографии в своих работах.
Спустя время некоторые коллеги говорят об этом периоде,
как об определенном подъеме, я скорее готов назвать это творческими поисками,
куда направиться в фотографии дальше.
Ведь Володя снимал пейзажи, с хорошим состоянием.
И не думал их раскрашивать!
Словом, у меня достаточно двойственное отношение к этим работам.
Со временем, когда Володя, опять таки, неожиданно для нас,
занялся компьютером - он стал единственным из нас, кто погрузился в эту тему.
Ему помогали в этом дети.
В его работах, уже компьютерных, можно проследить,
что он начал делать с городской темой. Заславль, Несвиж -
тут есть раскрашивание, но уже при помощи компьютера.
Хотя снимал все на черно-белую пленку.
Всегда, кстати, был неприхотлив в технике,
снимал самыми простыми камерами.
Вот так, однажды зародившись, у него это осталось в творчестве.
Можно отметить, что уже с использованием компьютера
он работал с цветом очень тонко, в отличие от нынешних авторов,
которые предпочитают жесткий цвет.

«Нясвiж», Владимир Нехайчик, 2003 год
«Нясвiж», 2003 год

«На беразе Гарынi, г. Давід-гарадок», Владимир Нехайчик, 1983 год
«На беразе Гарынi, г. Давід-гарадок», 1983 год

«Марозны дзень, в. Банькаўшчына», Владимир Нехайчик, 1998
«Марозны дзень, в. Банькаўшчына», 1998 год

«Касцяшы, Вечар», Владимир Нехайчик, 2005
«Касцяшы, Вечар», 2005

«Камяні», Владимир Нехайчик
«Камяні»

«Ваўкавыск», Владимир Нехайчик, 1978
«Ваўкавыск»

«Брэстская крэпасць. Царква», Владимир Нехайчик, 2003
«Брэстская крэпасць. Царква»

«Каплiца», Владимир Нехайчик, 2002
«Каплiца»

Володя создал ряд работ, которые достаточно интересны.
Он очень любил пейзаж и сохранил определенный подход к съемке.
Тот же Несвижский замок он не снимал крупным планом.
Издалека, через озеро.
На первом месте - пейзаж.
А уже в пейзаже - исторические места.
Как человек ищущий, он искал темы, в которых можно будет задействовать компьютерные возможности.
Уделял много внимания историческим местам, брал мотивы из легенд…
Задумка была хорошая, но на мой взгляд, он не успел ее реализовать достаточно качественно.
С появлением компьютера, чувствовалось, что он пытался создавать.
В природе нет - значит надо сделать.
Это видно в работах, которые появились после пленэра,
посвященного Якубу Коласу.
Володя снимал резные фигуры в заповеднике на тропе.
Затем помещал их в другие пространства.
На мой взгляд, не всегда удачно…

- Может ему не хватало профессионализма графика?

- Вполне возможно. Все это выглядело несколько наивно.

- Есть наивная живопись. Так может это и воспринимать как наивный фотоколлаж? По моему есть все признаки народного искусства.

«Свеўская царэўна і Ліўскі цар», Владимир Нехайчик, 2006 год
«Свеўская царэўна і Ліўскі цар», 2006 год

«Вужыная Карона», Владимир Нехайчик, 2006 год
«Вужыная Карона», 2006 год

«Сын Буры», Владимир Нехайчик, 2006 год
«Сын Буры», 2006 год

- Я не говорю, что это плохо. Очень хорошо, что он был в поиске!

- Кстати, а как он сам оценивал свои работы этого периода и эксперименты?


- Я так понимаю, что в положительном варианте.

- А критика была? Как он реагировал?

- Да. И достаточно откровенная с моей стороны.

- Какие это годы?


- В 2006 году он сделал
последнюю персональную выставку «Неманские акварели».
Материал был снят во время пленэров,
плюс была сделана компьютерная обработка.
Во многих случаях это сводилось просто к раскрашиванию,
даже скорее тонированию.
Эта выставка прошла в рамках выставки «Творчасць без межау».
97 год - выставка в Минске «Раздiма мая, Беларусь».
Эта же выставка была показана в Могилеве.
98 год - «Людзi беларускiх весак».
Была показана в Лиде, в Новогрудке и в Минске.
Володя установил контакт с музеем Янки Купалы, где делал выставки.
Была выставка «Я тут бачу свой край».
Вот снова его отношение к белорусской природе…

- А как фотографы новой волны относились к его творчеству?

- Особо нечего вспомнить.
Но говорили, что Володя молодец, что начал осваивать компьютер.
Те, кто были вокруг Лобко работали в другом направлении.
Но и Жилинский, и Лобко приглашали его выступать перед студентами.
Лобко в то время еще не ушел от съемки людей.
Для меня Валера был и остается фотографом,
который сделал большое количество прекрасных портретов.
Использовал и графические приемы…
Конфронтации же не было.
Творческих конфликтов в Клубе в целом не было никогда.
Каждый может заниматься тем, чем хочет.
Могла быть критика, мы могли высказать свое отношение.
Было понимание того, что Володя делает все же нужное дело -
оставляет образ своего современника в фотографии.

«Пастух, в. Чэрняўка, Барысаўскi раён», Владимир Нехайчик, 1982  год
«Пастух, в. Чэрняўка, Барысаўскi раён», 1982 год

«Гаспадар, Мядзельскi раён», Владимир Нехайчик, 1989 год
«Гаспадар, Мядзельскi раён», 1989 год

«Вясковец», Владимир Нехайчик, 1987 год
«Вясковец», 1987 год

«Вясковец», Владимир Нехайчик, 1999 год
«Вясковец», 1999 год

«Асташынскiя мужыкi», Владимир Нехайчик, 2001 год
«Асташынскiя мужыкi», 2001 год

«Характар, в. Чэрняўка, Барысаўскi раён», Владимир Нехайчик, 1988 год
«Характар, в. Чэрняўка, Барысаўскi раён», 1988 год

- Я, к сожалению, не успел познакомиться с Владимиром Андреевичем…
Каким он Вам помнится?


- Во-первых - очень душевный человек, общительный и мягкий.
По натуре был очень неторопливый.
Он умел создать доброжелательную атмосферу, почти семейную.
Мы часто гостили у него на даче.
Этому способствовала, насколько я мог судить со стороны,
и обстановка в доме.
Они очень слаженно жили.
Жена очень мягко относилась и к Володе, и к нам.
Сыновья… Возможно все это способствовало и тому,
что он занялся компьютером.
Дети ему очень помогли.
Володя очень тепло отзывался о семье.
Был очень неконфликтным.
Не могу вспомнить ни одного конфликта, который возник с его подачи.
Но это и не мягкотелость.
Это был склад души и характера.
Он был человеком, который незаметно объединял разных людей.

Юрий Васильев о Владимире Нехайчике

- Он был прост  во всем, курил всякую гадость,
водку пил только после бани, под горячую простую закуску и под разговоры.
Он убеждал меня, что Вильно - наш город и наша столица.
Мы дружили до последних дней.
На пленэрах, в других поездках размещались всегда вместе.
Всегда был добр к людям.
С ним решительно нельзя было поссориться.
Он все философски сводил к своей неотразимой улыбке,
за которой был неуязвим.
В нем был крепкий крестьянский стержень,
который держал его на этой земле.
Он был хорошим проектировщиком. Проектировал то, что знал.
Сыновья - с головой и руками.
Все соответствовало жизненной позиции.
Его лаборатория была маленькая. Оборудовал в бане,
от чего фотоматериалы очень страдали, особенно бумага.
Но он с этим как-то справлялся. И раз за разом выдавал свои шедевры.
О Беларуси он рассказал очень много.
Фотоаппарат с собой был всегда.
Это было его добровольное служение.
В последние годы увлекся цифрой, фотошопом.
Пытался продолжить ту линию,
в которой были только ему подвластные полутона, намеки, подмеченные детали.
Меня не убедил, но сам своим опытам очень радовался.
Умер неожиданно, едва отметив 70-летие.
Когда понадобилось медицинское освидетельствование,
оказалось, что у него даже не было заведено карточки в поликлинике.
Мне его жутко не хватает.
В Клубе нет его улыбки, доброты…

Кладбище. Фото: А. Ковалев
Кладбище. Фото: C. Ковалев

Похоронили на деревенском кладбище,
недалеко от Сенницы на высоком бугре с видом на просторы с дорогами и лесом.
Это его пейзаж.
Он был и остается самым белорусским фотохудожником.

Владимир Нехайчик. Фото: Ю. Васильев
Владимир Нехайчик. Фото: Ю. Васильев

«Фатаграфія - птушка імгнення
На ей час адбіты былы
Дзе мой сябра яшчэ жывы
Поўны шчырасці, моцы, натхнення...».

Верш У.А. Няхайчыка, студзень 1992.

- Спасибо всем за эту встречу.

Беседовал: Валерий Ведренко
Фото: В. Нехайчик, Ю. Васильев, C. Ковалев

оставить отзыв на форуме zнята


Владимир Нехайчик: «Фатаграфія - птушка імгнення»
 


поиск по сайту


Баннер

Depositphotos



главная z-проекты встречи с легендами Владимир Нехайчик: «Фатаграфія - птушка імгнення»