Баннер

главная z-проекты встречи с легендами Виктор Седых. Фотографический голод

Виктор Седых. Фотографический голод

Среди клубов и студий, активно заявивших о себе в фотографии Беларуси в конце ХХ века, заметное место занимал фотоклуб «Панорама». Одним из  его участников был и фотограф Виктор Седых. Широкой публике хорошо известно его творчество, но не всем известно, что Виктор – обладатель весьма престижной премии в области художественной фотографии «Золотой медали FIAP». Скупой на похвалы и не многословный, Виктор идет своей дорогой в фотографии. Однако этот путь очень характерен для фотографов его поколения.

Из цикла «Встречи с легендами».

Виктор Седых. Фотографический голод

- Первый раз я беру интервью у автора на его персональной выставке.
Итог твоих 50 лет можно посмотреть прямо на стенах. Обычно мы начинаем разговор о рождении, о родителях…

- Родился я в Минске, в семье служащих.
Папа уволился в запас, был военным. Сам из Тамбова.
Мама – родом из Негорелого.
Папа после окончания ВУ ехал в Германию служить,
встретил маму в поезде, она ехала из Минска.
Полчаса поговорили, несколько писем и вот уже 54 года живут вместе.
Я родился в 1962 году.
Учился, работал, служил, учился, работал…..

- Мы стоим у портретов твоих родителей…

Виктор Седых. Фотографический голод

Виктор Седых. Фотографический голод

- Сколько я себя помню, фотоаппарат всегда был в семье.
Мама подарила папе ФЭД.
И сколько себя помню - папа печатал фотографии.
В классе 6-7 папа подарил этот же фотоаппарат мне.
В 1979 году брат подарил мне «Зенит» с олимпийской символикой.
Я просто фотографировал - в школе, в армии. Вроде, всем нравилось…
Был интересный момент…
Познакомился со своей будущей женой.
Она заканчивала химфак БГУ, жила в общежитии.
А в то время приходишь весной –
а на столе сирень стоит в мерной колбе из чешского стекла…
В то время вышла книжка Кунявского «Фотографируем без ошибок».
Уже позже у этой книжки появилось название «Ошибки гарантируем»…
И очень хотелось  сделать цветную фотографию стекла и цветов.
Правда в то время мне больше нравился сам процесс работы с реактивами…
Мы как-то шли с женой по проспекту и в магазине «Кадр»
увидели первую отчетную выставку фотоклуба «Панорама».

Элизарович, Журавков, Стрелковский, Колтович…
В содержание тогда не въезжал, а форма, качество печати - запомнились…
И рядом висело объявление о наборе в «Панораму».
К тому времени работ уже накопилось, захотелось их кому-нибудь показать.
Руководил клубом в то время Юрий Элизарович,
он же и принимал в клуб вместе с Сергеем Колтовичем, Виктором Журавковым.
Я отнес свои работы.
Был конкурсный отбор, заполняли анкету, собеседования…
Я попал в студию с Сергеем Ковалевым, Альбертом Цехановичем,
Валерием Картулем, Алексеем Павлюцем,
позже и Валера Сибриков присоединился.
Обучение шло по методике Лобко.

Виктор Седых. Фотографический голод

Виктор Седых. Фотографический голод
На фото: Ю. Элизарович

Виктор Седых. Фотографический голод
На фото: С. Ковалев, С. Кириченко, В. Сибриков, В. Журавков

Виктор Седых. Фотографический голод
На фото: А. Цеханович

Виктор Седых. Фотографический голод
На фото: А. Павлюць, И. Савченко

Виктор Седых. Фотографический голод
На фото: С. Колтович

Нам давали задания, в клубе была стеночка,
где мы вывешивали свои учебные отчетные работы.
Снимали, конечно, без света.
В одной руке – фотоаппарат, в другой – настольная лампа.
Тогда Юрий Элизарович раскритиковал портреты родителей.
А мы по молодости резко воспринимали критику…

- Что привлекло в «Панораме»?

- В то время существовал клуб «Провинция»,
и они нас называли «Пилорамой».
Мы не обижались.
В то время фотографы вообще не ругались!
У нас было «пикториальное» направление…
Элизарович приглашал на встречи разных людей.
У нас были Лобко, Дудкин, Парфенок… Так продолжалось лет 8.
Я после университета работал в школе, что-то снимал.
Но все это шло, как говорил Элизарович, в жанре «мелкого брызга».
Всегда с собой возил фотоаппарат. Куда ехал – там и снимал.
Именно в это время увлекся съемкой архитектуры.
Причин было несколько: объявление независимости Беларуси
и желание оформить свой кабинет истории в школе.
Полиграфическая продукция в этом направлении отсутствовала.
Мне нравился простой монокль.
В школе вел детский фотокружок.
Но однажды стало ясно, что надо кормить семью
и в 1995 году я ушел из школы в  фотографию.
Тогда была такая галерея «Ковчег», в Троицком предместье.
Рядом антикварный магазин, галерея художников…
Мы делали ретрофото на картонках.
Все снималось на пленку, для этого переделали формат фотоаппарата «Киев».
Ставили аксессуары, снимали портрет.
Печатали, тонировали и наклеивали на картон. Все вручную.

Этот проект придумал Олег Яровенко.
Салон был очень популярен среди продвинутых минчан.
Привозили туда Догилеву, Расторгуева,
Никулина, Жванецкого, Викторию Токареву…
Это было очень интересно! Салон и галерея соединялись баром.
На стенах расписывались все знаменитости.

Виктор Седых. Фотографический голод

Виктор Седых. Фотографический голод

Виктор Седых. Фотографический голод
Виктор Седых. Фотографический голод

Виктор Седых. Фотографический голод

Виктор Седых. Фотографический голод

Виктор Седых. Фотографический голод

У нас снимали телепрограммы.
В Минске проводили международные фестивали женского кино
и к нам выстраивались очереди!
В то время в Троицком предместье гуляло большое количество иностранцев.
Для них наша ретропечать оказалась очень интересна!
Это был настоящий сувенир из Минска!
Когда салон закрылся, мы решили с Сергеем Колтовичем
сделать свою студию – сняли квартиру, оборудовали.
Это был всплеск рекламной съемки.
Основное, что снимали – слайды для полиграфии…

- А творчество?

- Оно оставалось для того, чтобы не сойти с ума.
Но такая фотография никому в то время была не нужна.
Это принцип, когда руки помнят…
Лучше было напечатать карточку, чем утром пить огуречный рассол.
Студия, хлеб ненадежный -  заказ есть, заказа нет…
К тому времени относится мой цикл о дворах.
В то время еще работал в «Комсомольской правде».
Газета тогда печатала фотографии и с Чернобыльских шляхов…
Для газеты снимал на черно-белую пленку,
и по ходу всегда снималось что-то для себя.

- Фотоклуб «Мiнск» того времени …

- Примерно 1996 год...
Каждый четверг приходили Козюля, Васильев и Нехайчик.
Года полтора были просто пустые стены.
Фотовыставки в то время были очень редкими…
Запомнилась очень сильная.
выставка Владимира Сутягина «Тишина» в Историческом музее (Национальный исторический музей Республики Беларусь, прим. ред.).
То есть выставки были.
Но их можно было пересчитать по пальцам одной руки.
Оживать все начало очень медленно…
1998 год… «Панорамы» и «Провинции» уже фактически нет.
Мы влились в состав Клуба «Мiнск» без вступительных испытаний…
Я поспорил с кем-то, что на протяжении полугода
буду завешивать стены в Клубе своими фотографиями.
Так родилась серия «черных» портретов и серия «Деревня».

Виктор Седых. Фотографический голод

Виктор Седых. Фотографический голод

Виктор Седых. Фотографический голод

Виктор Седых. Фотографический голод

Это была тоже одна из причин,
по которой я продолжал снимать для себя.

- Какая из твоих работ получила «золото» FIAP?

- 2000 год. Девушка в майке. Была заказная съемка.
А в паузе случайно снял эту девушку…
В целом – работы хорошо принимали в Европе. Много выставок, дипломов.
Вот те, что запомнились:

1988-COLOUR  BIENNALE  (Англия)
1999-Trofeo  GIPUZKOA.San Sebastian  (Испания)
2000-MILLENIUM. Kaposvar  (Венгрия)
2000-Algarve Photo Salon  (Португалия)
2000-OGOLNOPOLSKY  KONKURS  FOTOGRAFII.  Trzcianka.
2001-CIRCUIT  THE  BEST (Австрия)
2001-Algarve  Photo  Salon (Португалия)
2001-ART  FOTOGRAFIKA (Румыния)
2001-GRAN  ТOUR  DE  LE  COLLINE-CIRCUIT(Италия)
2001-BIENNALE  MONOCHROME (Бельгия)

Виктор Седых. Фотографический голод

Виктор Седых. Фотографический голод

Виктор Седых. Фотографический голод

Виктор Седых. Фотографический голод

Виктор Седых. Фотографический голод

Виктор Седых. Фотографический голод

Виктор Седых. Фотографический голод

В 2002 году присвоили звание художника Международной Федерации Фотоискусств (FIAP)

- Твои работы получали призовые места в проектах FIAP…
Но я  заметил, что у наших фотографов-«концептуалистов»
несколько пренебрежительное отношение к этим наградам.


- Сложный вопрос. Пробовались все.
Тот же Лобко…
В архиве Клуба много фотографий с пометкой,
что отправляли на салоны.
FIAP – это салонная фотография.
Красивая, приятная…
Почему они тогда участвовали?
Потому что на тот момент ничего другого не было.
Сертификат, значок, ступени престижа…
В советском  вакууме это было нужно и для поддержания формы.
Да и всегда приятно получить приз.
В то время в FIAP было очень серьезное жюри.
Случайных работ среди победителей практически не было.
К нам FIAP, насколько мне известно, пришел из Литвы.

Там это очень популярно.
Первыми звания у нас получали Федоренко, Тишковский, Титов…
Раньше было обязательное условие вступления – взнос 20 марок.
В советские времена у нас не было валюты.
Литовцы по своим каналам передавали деньги.
В то время по всей Европе проходило порядка 40 салонов.
А что было здесь?! Ничего.
В FIAP получали диплом, значок… Был момент роста!
И в эту игру играли.
Исторически сложилось, что центром FIAP
был Могилев и Белорусский клуб фотографии,
которым до сих пор руководит Василь Титов.
Посылали работы Лобко, Васильев, Жилинский, литовец Суткус…
Бутырин отправил туда более 250 работ!
Попасть в выставочную часть очень сложно!
Но при этом на 80% конъюнктуру можно просчитать.
Да, это не международное признание.
Я к этому относился очень спокойно.
Еще один момент – до 1996-1998 года Беларусь
приравнивалась к третьим странам
и участие в выставках было бесплатным!
Достаточно было прислать только напечатанную работу.

- Мы сейчас стоим возле серии «Гости», которую еще никто не видел.
Кто эти люди, как она появилась, и почему ты ее показал?


- Началось с того, что начал приводить архивы в порядок.
Многое снято «Чайкой» - это 72 кадра.
При сканировании в кадр попадали два снимка, получались совпадения.
Пришла мысль, что из этого надо что-то сделать.
Я резал пленку и - как попадало, так попадало.
Почему решил показать – сложно сказать.
Это немного ностальгия. Это 1967-1976 года.
Да и пленочная фотография того периода,
сама по себе хороша.
Тогда достаточно было приехать в деревню,
одеть на шею фотоаппарат и пойти по улице.
Непонятно откуда выходили бабушки, дети собирались.
Тогда было обязательно – собраться по какому-либо поводу
и фотографироваться.
На снимках – знакомые. родственники.
Половина пленки – зима, половина – лето.
Снимал, не жалея пленки.
Я эту серию назвал «Госцi. У пошуках страчаннага часу…».
Это игра -  представить себя в то время…
Не надо рассматривать фотографию как бессмертный шедевр.
Фотографическое изображение само по себе ценно.

Я с детства помню в деревне большую раму,
в которую бабушка вставляла фотокарточки…

Виктор Седых. Фотографический голод

Виктор Седых. Фотографический голод

Виктор Седых. Фотографический голод

Виктор Седых. Фотографический голод

Виктор Седых. Фотографический голод

Виктор Седых. Фотографический голод

Виктор Седых. Фотографический голод

Виктор Седых. Фотографический голод

Виктор Седых. Фотографический голод

Виктор Седых. Фотографический голод

Виктор Седых. Фотографический голод

- Как ты перешел на «цифру»?

- Жизнь заставила. Снимали рекламные заказы на слайд,
слайд сканировали, дизайнер делал макет, макет отправлялся в печать.
А в итоге, если получалось плохо - печатник говорит, что виноват дизайнер.
Дизайнер – что виноват фотограф.
И я понял, что проще научиться все делать самому.
В 2006 году в Национальном музее
проходил  фестиваль «Творчасць без межаў».
Было очень много фотографий…
Сюда вошли съемки 1997 года – первый раз издавались открытки
«Каменный пояс Беларуси», «Архитектура Беларуси»,
«Архитектура Минска».

Виктор Седых. Фотографический голод

Виктор Седых. Фотографический голод

Виктор Седых. Фотографический голод

Виктор Седых. Фотографический голод

Виктор Седых. Фотографический голод

Виктор Седых. Фотографический голод

Виктор Седых. Фотографический голод

Виктор Седых. Фотографический голод

Виктор Седых. Фотографический голод

Еще собирались  сделать проект «Деревянное зодчество».
Но грянул дефолт 1998 года.
Всего было более 300 изображений.
Издали 4 календаря, купили порядка 20 работ.
Боялся показывать эту серию сейчас, думал - несовременно.
Но все же показал.
Очень многое, что изображено – уже выглядит совершенно по-другому.
Снимали это в 1995-2003 году. Брали «Свод помнiкау» и ездили с Колтовичем.
Следующий период – уже начались агрогородки, 2005-2006 год.
Надо было снимать и это.
Поскольку я всегда работал с журналом «Архитектура и строительство» -
мне все поездки оплачивались.
В итоге я снимал то, что надо и то, что хотел для себя.
Одна из работ находится в  США.
В фонде, который занимается защитой культурного наследия.
Когда в Беларусь приезжали из ЮНЕСКО, были сообщения в прессе:

На территории историко-культурного комплекса Кухтичи в поселке Первомайск, находится памятник ХVI столетия – Кальвинский сбор. Этот объект был включен в список «Сто наиболее нуждающихся в поддержке памятников мира», составленный «World Monuments Fund».

Виктор Седых. Фотографический голод

Виктор Седых. Фотографический голод

Виктор Седых. Фотографический голод

В то время состоялся один из самых удачных пленеров фотоклуба «Мiнск».
Он проходил в местах Наркевича-Йодко в  Узденском  районе.
Тогда интерес проявила и местная власть.

Отдача – колоссальная. Нас принимали в музее, была выставка…
Было ясно, что мы делаем нужное людям дело.
Благодаря пленеру был определенный всплеск –
нашли и восстановили могилу Наркевича-Йодко.
Мы тогда подарили местному музею всю выставку.
Одна из моих любимых работ – из Гольшан.
У меня был период, когда я написал несколько программ
и мы работали с Зеленым крестом –
отбирали по итогам фотоконкурсов детей из Гомельской  области
и ездили с ними по Беларуси, оздоравливали.
Почти вся нынешняя выставка – это сканированные пленки,
несколько цифровых снимков.
Вообще эта выставка – подарок самому себе.
Что-то внутри стало пропадать.
Решил сделать и посмотреть…
И получилось.

Виктор Седых. Фотографический голод

Виктор Седых. Фотографический голод

Виктор Седых. Фотографический голод

Виктор Седых. Фотографический голод

- Ты - талантливый портретист.
А продолжаешь это направление сегодня?


- Да, конечно. Я работаю в фотостудии «Былина».
Снимаю по работе много. Но и для себя.
Мне всегда было легко снимать в студии.
Не знаю почему, но в цифре раздражает детализация.
Я не знаю, что с эти делать. В фотографии, в принципе, все снято.
Я пробовал что-то экспериментировать, что-то получалось…
Появилась  одна проблема.
Когда мы стали работать в рекламе, творчество помогало!
Но прошло порядка 10 лет. Моя основная работа стала мешать мне в творчестве.
Она все тормозит! И я думаю, что это закономерно.
Ты невольно становишься заложником заказчика и его культуры.
Было несколько работ, когда мы работали от души.
1999-2000г, Москва дизайн-студия «Европа».
Заказчику нужен был необычный каталог.
Мы снимали так, как хотели.
Кадр можно было выстраивать хоть целый день.
Для меня этот каталог послужил основой для портфолио
при вступлении в Союз дизайнеров.

Виктор Седых. Фотографический голод

Виктор Седых. Фотографический голод

А сейчас дизайнеров примерно столько же, сколько фотографов…
В 1997-м была мечта продавать авторские творческие работы.
Но пришлось заняться самым настоящим ремеслом.

- На примере твоей последней выставки - были ожидания, надежды?

- Как таковых, надежд не было.
Бытовая фотография настолько засасывает, что внутри меня что-то пропало.
А когда сделали выставку, пришли люди, я ощутил адреналин!
И снова что-то хочется делать, снимать. Это как толчок.  
После очередного обрушения системы в компьютере,
пришлось заново сканировать негативы, приводить их в порядок.

Виктор Седых. Фотографический голод

- Какой отклик получила выставка?

- В книге отзывов – много всего написали.
«Надо показывать выставку в малых городах»,
«Народ должен знать!» и тому подобное…
Но во многом - это пройденный этап.
Много разочарований…
Была передвижная выставка, которая каталась по всей стране.
Где осели последние две выставки уже никто и не знает.
Поэтому, выставка сама по себе – это так, этап…
Раньше выставка была Выставкой.
А сейчас сделал 2 карточки – показал, сделал еще 3 – показал.
Я представил  свои старые работы и для себя решил,
что архитектуру я больше снимать не буду.

Виктор Седых. Фотографический голод

Виктор Седых. Фотографический голод

Виктор Седых. Фотографический голод

Виктор Седых. Фотографический голод

Виктор Седых. Фотографический голод

Виктор Седых. Фотографический голод

Виктор Седых. Фотографический голод

Виктор Седых. Фотографический голод

- А что будешь делать?

- Напечатаю руками проект «Госцi…».
Еще у меня бабушка жила в  Негорелом,
это была последняя советская пограничная станция до 1939 года.
Сейчас это г/п и 80% населения работает в Минске
и ощущение полного отсутствия истории.
Кроме электричек уже ничего не останавливается.
Проект назову «Париж-Негорелое» (был такой поезд).
Уже есть часть материала, продолжаю снимать «натуру»…
Недавно нашел полный список людей,
которые в Негорелом выходили на перрон.
Там было порядка 50 человек, которые достигли
мировых высот в литературе, искусстве и философии…
Стефан Цвейг, Поль Робсон, Маяковский,
Бернард Шоу. Какой там был вокзал! Какой буфет!
Какие мухи ползали там по банкам с черной икрой!

- Ты со скептицизмом говоришь о современных тенденциях в фотографии архитектуры, когда фотографы снимают без учета специфики жанра.
Поделись своими мыслями на этот счет.


- Про евреев, уехавших в 1988 году, мы особо говорить не будем.
Тогда уехали многие, в т.ч. и настоящие фотографы.
Если говорить о съемке архитектуре, надо вспомнить –
для чего человечество придумало шифт-объективы?
Не вдаваясь с подробности - фотография боролась с искажением перспективы.
Эти объективы одни из самых дорогих.
Я считаю, что архитектура должна быть архитектурой,
если речь не идет о художественных приемах,
когда надо как-то по особенному подчеркнуть динамику, трагизм, драму...
Когда идет съемка банального объекта в три четверти и все это криво –
это сразу говорит о дешевой технике, которая еще и эффект «бочки» дает.
Не получается нормально снять?
Надо работать в два-три кадра, потом склеивать.
Для моего поколения искажения при такой съемке – эстетически неприемлемо.

- Как с этим бороться?

- Надо бороться с невежеством.
Мы знаем мало авторов. Особенно своих!
Я не делаю из себя исключение.
Когда я заполнял анкету при вступлении в студию «Панорама»,
надо было указать известных мне белорусских фотографов.
Я думал, думал, увидел афишу выставки Евгения Козюли.
Его и вписал…
Базы нет! Молодых фотографов не доучили, за их же деньги…
На «Фотографике» в нашей Академии икусства
историю фотографии не преподавали вообще.
И в итоге они чего-то не дополучили
и пытаются изобретать велосипед.

- Курсы, школы – это все, по сути, фотокружки. У каждого - своя программа. Плодят они самодеятельных авторов. Но вот был Валерий Лобко и его студии.
Чем они отличались? В чем заключалась специфика, особенности?
Это ведь, пожалуй, самый результативный проект того времени.


- Учитель не должен научить, он должен научить учиться.
Во-первых, у Лобко был строгий отбор.
Тогда ходили легенды, когда очень многие фотографы,
достаточно известные, не проходили его.
Лобко дал толчок к развитию. Парфенок, Кожемякин,
Шахлевич, Елизарович с его студией – это были сильные личности!
Гениальность Лобко в том, что он увидел неординарность этих людей и развил ее.
Это было объединение единомышленников!
Первое, что подкупало – эстетика, возведенная в абсолют.
Учили относиться к фотографии как к произведению искусства.
Это касалось и техники печати, и оформления.

- А приводят ли тебя в трепет работы кого-либо из современных фотографов?

- Возможно, в силу существования Интернета и того,
что видишь массу всего, - сейчас уже этого эффекта нет.
Раньше фотография рождалась как любимый ребенок,
сейчас – компьютерные технологии все предельно упростили.
Раньше делалось 5-6 вариантов фотографии, а выбирался только один
И в этом единичном экземпляре фотография и существовала.
Мне нравится правильное изображение.
И очень не нравятся стилизации.
Хотя, я понимаю, что другого изображения уже, наверное, не будет.
Изменилась фотобумага, изменились технологии печати.
Фотография в Беларуси сейчас похожа на местный шоу-бизнес.
Есть какие-то звезды, неизвестно кем назначенные.
Выставки? Да, их много…
Но есть режиссер Астрахан, а есть режиссер Говорухин.
Первый делает 5-6 картин за год, весь в шоколаде.
Но есть Говорухин…
Выставка  должна быть выношена!
Да и в конкурсах я бы сегодня не стал участвовать.
Как оценить творчество? Это же не категории спорта…
Рейтинги фотографий, которые выставляются в Интернете –
это очень востребовано, но зачем они?!
Для меня идеальная форма – это фотофестиваль,
когда отбор идет на равных условиях…

- Что ты думаешь о нашем фотосоюзе - он нужен?


- Когда шла перерегистрация Союза,
Лобко, возможно, понял, что он не нужен.
По идее, Союз должен быть. У нас же нет экспертных комиссий и прочего.
Но  ведь многие и вовсе не знают, что он есть.
Видимо, надо работать над имиджем организации, популяризировать.
Раньше было цеховое братство, мы не ругались.
Можно было надеяться на взаимопомощь, даже обращаясь к конкурентам.
Что произошло с настоящей творческой фотографией?
Ею мало, кто занимается.
Лихие 90-е толкнули многих на простое зарабатывание денег.
Все надо измерять рублем. Если трудишься – надо получать оплату.
Надо кормить семью.
Или надо, чтобы покупали работы и тогда жить в другой стране.
Или, если ты занимаешься только творчеством,
должна хорошо зарабатывать жена.
У фотографа должна быть профессия,
чтобы была возможность заниматься творчеством.
Мозг должен быть свободен от бытовых штампов.
Для меня идеал – Виктор Бутра.
Он – врач, но постоянно испытывает фотографический голод.

У него колоссальный архив!
В творчестве надо оставаться голодным.
А то, что мы в основном видим – это ремесло.

- Ты планируешь уходить из студии «Былина». Куда?

- Была бы шея, хомут найдется.
У меня большой организационный опыт,
я знаю тонкости и специфику бытовой съемки.
Это, практически, клеймо, которое уже в мозг вжилось.
С этим я связан уже порядка 8 лет.
Я перестал активно заниматься творчеством,
как только начал заниматься «бытовкой».
Вот сейчас на моем столе, лежит предписание из Мингорисполкома
покрасить мусорку возле входа в студию…
Я ухожу работать фотографом на одно предприятие.
У меня объективно появится больше времени на свое творчество.

- Ты прожил 50 лет, и  в твоей жизни долгое время была фотография.
Что она тебе дала?


- Занимаясь фотографией, я работал в школе, преподавал историю.
С теплотой вспоминаю то время!
Если бы не фотография я, наверное, был бы директором школы.
Но  я бы не познакомился с очень большим количеством хороших людей,
не увидел бы много интересных мест.
Фотография дала возможность продолжить активный образ жизни,
который вел, пока занимался спортом.
Я не жалею, что занялся фотографией.
Но, возможно, не в то время и не в той стране.

Виктор Седых. Фотографический голод
Фото: Валерий Ведренко

- Спасибо, Виктор, за встречу.
Надеемся постоять с тобой на перроне станции «Негорелое – Париж».
Ты нам нужен!


Беседовал: Валерий Ведренко
Фото: Виктор Седых

оставить отзыв на форуме zнята


Виктор Седых. Фотографический голод
 


поиск по сайту


Баннер


главная z-проекты встречи с легендами Виктор Седых. Фотографический голод