Завершился фестиваль современного искусства ДАХ-ХІ. Значительную часть экспозиции представляла фотография. Но, судя по отзывам на форуме, наши фотомастера оказались крайне сдержанны в своей реакции на это неоднозначное событие. Фотография давно вышла за традиционно камерные рамки и с процессом взаимопроникновения фотографии и изобразительного искусства мы будем знакомить наших читателей регулярно. Сегодня – интервью на общие темы с одним из «застрельщиков» ДАХа – Змитером Юркевичем (Митричем)*.

- Митя, не осталось обиды на достаточно критичное освещение
прошлогоднего ДАХа в СМИ?


- Обиды нет. Даже наоборот.
Наличие противоречивых мнений, от полного неприятия до тех,
кто приходил каждый день – это особенно интересно.
Другой вопрос, что никто из «пишущих» с нами, организаторами,
даже не разговаривал.
Только Наталья Шарангович.

- Может это в силу нашей  консервативности и неподготовленности?
Публику путает фестиваль с выставкой. Привыкли к вернисажам –
пришел, увидел, ушел
А фестиваль – это процесс, программа, развитие.
Может в этом сложно обвинять зрителя?
Чтобы проникнуться ДАХом
надо отказаться от работы, регулярно сюда приходить, жить, знакомиться.
Вникать.
И тогда становишься своим человеком.

- Насколько я знаю, такого мероприятия
по содержанию и масштабу как ДАХ у нас не проводили.
Тот же «Скиф» в Питере включает в себя только музыку и кино.
Чтобы на протяжении месяца была меняющаяся выставка,
разноплановые концерты, литературные выступления – такого еще не было.
По крайней мере, я не слышал про такие фестивали.
По большому счету в прошлый раз мы не ставили себе сверхзадач.
Родилось желание на определенное время показать атмосферу Тахелеса**
(находится в Берлине).
Почему мы добивались бесплатного входа?
Тахелес, к примеру, открыт целый день, с утра до вечера.
Народ просто приходит, уходит.
Кто-то остается. Кому-то нравится. Кому-то нет.
В день там проходит до 1000 человек!
И самые разные люди – студенты, миллионеры, художники, танцоры.
Тахелес непредсказуем. Абсолютно.
Во время ДАХа благодаря атмосфере без выстроенности, глянца  
это будоражило людей и хотелось что-то делать.
Это жило. И сейчас происходит то же самое.
Я отбиваюсь от желающих выступить.

- Может быть не самое удачное время для проведения фестиваля?

- Мы договаривались о ДАХе на этот год,
что он будет проходить в сентябре.
Чтобы фестиваль посетило как можно больше студентов.
Аудитория, которая наиболее склонна к экспериментам.
В этом году Союз художников принял решение
включить ДАХ в свой проект «Арт-Сегмент» и стал куратором.
И передвинули проект. Мы об этом узнали только зимой,
когда процесс уже был запущен.
Узнали случайно. Первая мысль – отказаться.
Для кого делать?
Никого же в городе не будет.
Но, скрипя душой, согласились.
Фестиваль должен был быть до 15 августа.
Мы запланировали поляков и москвичей-музыкантов.
После ДАХ-X в Тахелесе мы случайно, опять таки, узнаем,
что ДАХ-XI будет не по 15 августа, а по 5 августа.
До начала монтажа осталось около трех недель.
Вот тогда я первый раз был готов вспылить по-настоящему.
Международный фестиваль на руках, договоренности с людьми, полгода переписки…
В итоге мы сдвинуты на самое мертвое время.
Посовещались с Алесем.
Если бы была еще какая-то мелочь – то просто отказались от проекта.
Но все-таки нам разрешили делать, что мы хотим.
Еще была ситуация с тем, что работы планировал отбирать Союз художников.
С внедрением своего проекта.
Но тут уже нашла коса на камень.

Про ДАХ. Интервью с Змитером Юркевичем

- Так у нас съедают все инициативы…

- По большому счету, этот проект нужен и Союзу.
ДАХ снял с них налет и имидж консерваторов.
Фестиваль стал настолько успешным,
что они получили возможность выставиться в Тахелес в Берлине.
Если бы не прошлый ДАХ– такой возможности бы не было.
Несмотря на такое количество трудностей, я считаю, что этот ДАХ все же удался.
Хотя, хотелось бы, чтобы приходило больше людей днем.

- Палац мастацтва стоит на кладбище…

- Да, я знаю! С одной стороны – это преступление.
С другой – все города, расширяясь, поглощали кладбища.
Во время прошлого ДАХа я тут ночевал.
Нигде, как здесь, мне так спокойно не спалось.
И сейчас я тут ночую. Полное умиротворение и спокойствие.

- Свое место?

- Возможно. Ему столько отдано.

- Зритель… Каким он должен отсюда выйти?
Ради чего это все задумывалось?


- Мы с Алесем ставим эксперимент.
Разобраться, почему на одно и то же (событие, произведение искусства) –
у людей такая разная реакция.
Прошлый ДАХ подтолкнул к тому, чтобы развить эту идею.
Реакция будет по любому, и она нам интересна.
Положительная или отрицательная.
Мы как сторонние наблюдатели.

- Вы хотите исследовать пословицу «На вкус и цвет товарищей нет»?


-  По сути – да.
«Сто голов – сто умов», «Одна голова хорошая – две лучше».
И заставить людей задуматься, почему они так реагируют?
Хотя у меня с объяснениями всегда было туго.
Я скорее интуитивно чувствую и делаю. То, что я делаю – получается.
За объяснениями – это все же к искусствоведам.
Хотя, скорее это Алесь умеет.
Сейчас он в Берлине... Его выставка держит Тахелес, по сути.

- А что там произошло?

- В Тахелесе была очередная демонстрация протеста
против изгнания из привычных стен.
Демонстрация прошла по Берлину.
А в Минске была символическая акция в поддержку.
Банк, которому принадлежит здание, не продлил срок аренды помещения Тахелесу. Никому из мировых финансистов Тахелес,
свободолюбивый и непричесанный, не нужен.
Это кость в горле на 5 этажей с огромным внутренним двором.
Возможно, банк как-то способствует тому, что вокруг фестиваля
кружат наркодилеры. Тахелесу это не надо.
Здесь идет речь об искусстве, а не о притоне.
Но полицейские наркодиллеров не трогают.
В итоге это сказывается на репутации Тахелеса.
Там трудятся люди со всего мира. Немцев – человек 5-6.
А всего художников – около 40. Есть художники из Мексики, из Японии,
много итальянцев. Мастерские и студии для репетиций арендуют
известные музыкальные группы.
Концерты – от малоизвестных локальных групп до
Берлинского симфонического оркестра.
Такое место в Берлине одно.
Есть частные галереи, есть Центры современного искусства.
А в Тахелесе – каждый день, тысячи людей, со всего мира.

Про ДАХ. Интервью с Змитером Юркевичем

- Если я правильно понял, то одна из сверхзадач происходящего здесь –
сделать такое место в Минске?


- Это скорее несформулированная задача.
Это получается само.
Если бы минские власти предоставили место для проведения,
чтобы художники могли там и выставляться, и жить - нечто подобное бы родилось.
Но я не совсем уверен, что тут это надо.
В Москве тоже особая ситуация с галереями.
Тот же Винзавод стремительно коммерциализируется.
Есть где-то на отшибе галерея, где проходят интересные выставки,
но она малоизвестна.
Похожий фестиваль проходил в Киеве – «Гоголь-фест».
Но в этом году его закрыли буквально за пару месяцев до открытия.
А ведь многие художники придумывали свои проекты именно под помещение,
где проходил фестиваль – под Арсенал.
Если Тахелес закроют – белорусы лишатся возможности реализовывать свои сумасшедшие творческие идеи.  Прошлый ДАХ  вызвал определенный шок даже в Тахелесе.
Но все хотели после закрытия только одного – продолжения.

- Вопрос из практической области.
Очень много работ за месяц прошло через ДАХ.
Вы планируете нести ответственность, отслеживать то, чему вы дали жизнь?
Или снова все по мастерским, подвалам, стенкам?


- А какие есть варианты?

- Ну, хотя бы каталог… Останется ли все это во времени?

- В прошлом году мы планировали после ДАХа каталог,
но так сложилось, что к этой теме не было возможности вернуться.
Но  мы решили, что соберем материал с нескольких фестивалей в один блок
и выпустим каталог.

- А не было мысли обратиться в Минкульт, например?

- Алесь Родин – старый хиппи. Я – старый панк.
Выход на официозный уровень – вряд ли возможен.

- А на что вы надеетесь в Минске?

- О том, что ДАХ проходит – знают все заинтересованные лица.
Запретят – вернемся в старое доброе русло Музея современного искусства,
где был ДАХ-VII.
Организуем где-нибудь за городом, в чистом поле.
Мы уже прошли многие этапы.
ДАХ может пройти в любом месте.

- Дзякуй, Мітрыч, хай жыве і гадуецца незалежная беларуская птушка ДАХ!

Беседовал: Валерий Ведренко
Фото: Таня Федоренко

Мы - не ДАХ. 1
Мы - не ДАХ. 2

* беседа состоялась в дни работы фестиваля
** Тахелес - кунстхаус (дом искусств) в Берлине. Включает выставочные пространства, концертные площадки и мастерские.