Баннер

главная z-проекты как дела? Как дела: бумажные позитивы Игоря Савченко

Как дела: бумажные позитивы Игоря Савченко


Поделиться

Игорь Савченко - фотограф

Как дела: бумажные позитивы Игоря Савченко

- Как Ваши дела, Игорь?
- Дела хорошо.

- Расскажите, над чем сейчас работаете, чем занимаетесь?
- Все выглядит довольно буднично. Пытаюсь приступить к массе непроявленных пленок. Пытаюсь закончить подписывать снятые и проявленные снимки на бумаге. Пытаюсь разобрать проявленные, но еще неразобранные негативы. Потом нужно будет что-то печатать. Я пропустил зиму, пропустил весну, теперь лето и нужно уже что-то начать снимать. Еще есть пять сюжетов для текстов, которые ждут своей реализации уже год или даже два. Плюс ко всему, пришлось отрываться на подготовку выставок и поездки. Сейчас, возможно, будет очередная фотоэкспедиция. Вот такая круговерть.

- Давайте обо всем по-порядку. Вырисовывается ли из всего отснятого и проявленного определенный проект?
- Честно говоря, я не работаю проектами. Раньше могли быть большие работы, например «Комментированные ландшафты», но это не было продуманным и реализованным проектом, работа возникла спонтанно.
Сейчас я почти не снимаю на пленку, в основном на бумагу крупноформатной камерой. В результате сразу получается позитив, готовый продукт. Но я не называю это проектом, это способ фотографирования. Меня привлек такой способ съемки, потому что нет перехода с носителя на носитель, изображение является первичным и единственным документом.
В результате многочисленных съемок появляются разные фотографии, потом они сортируются и складываются в серии.

- Вы снимали на пленку, потом перешли на бумагу. Почему так получилось?
- Определения «съемка на пленку», «съемка на бумагу» не могут быть определяющими, структурирующими. Это технологическая деталь, из которой ничего не следует.

- А что для Вас является определяющим в съемке?
- Зачем и почему что-либо снимается. Даже вопрос «что» не столь важен. У каждого свои ответы, и часто словесные формулировки могут быть запутанными и уводящими в сторону от существа дела.

- Зачем и почему Вы делаете свои фотографии?
- Можно попробовать, но это скорее будет не прямое объяснение, а очерчивание круга, внутри которого находится определение.

Когда я стал снимать, меня заинтересовало фотографическое изображение как таковое. Оно стало для меня ценным само по себе. Я связываю это с традиционными технологиями. Это не значит, что я с пренебрежением отношусь к технологиям цифровым, просто пока этот инструмент мне не был необходим. Так получилось, что фотография стала для меня значимой в силу того, что кто-то когда-то зачем-то ее сделал. Но ответов на вопросы «зачем» и «почему» можно не знать, но важно знать, что есть эти вопросы и их можно соотнести с изображением. Тогда фотография приобретает целостность. С другой стороны, снимок приобретает некоторую таинственность, когда ты сознательно отказываешься от поиска ответов.

- Недавно в Вильнюсе прошла Ваша выставка. Расскажите о ней подробнее: что она собой представляла, вызвала ли интерес у зрителя?
- Неожиданно для меня выставка получилась достаточно хорошей. Неожиданно, потому что никогда не знаешь, что в итоге получится, тем более в незнакомом зале. Выставка ретроспективная: на ней были представлены и ранние фотографии, и те, что делаются сейчас. Удалось показать негативы и несколько текстов, непосредственно связанных с фотографией. Как мне писали организаторы, выставка вызвала живой интерес. А после ее закрытия появились планы на другие выставки в других городах.

- Можете ли сравнить ощущения от выставок, которые проходят в Европе и в Минске? Как люди воспринимают Ваши работы там и здесь?
- Среди наших зрителей большая доля людей, которым мои работы оказываются близкими. Они вызывают адекватный отклик, наводят на размышления более-менее близкие к тому, что я изначально вкладывал в эти работы. Понятно, что не может быть однозначной интерпретации, и зритель думает о чем-то дальше, глубже. На зарубежных выставках было больше людей, которые воспринимают фотографии исключительно по поверхностным признакам. Например, если в работе присутствует красный свет или если это переснятые фотографии конца 30-х - начала 40-х годов, то это однозначно связывалось с определенным историческим периодом нашей страны. Даже настойчивые попытки автора говорить, что речь совсем не об этом, не принимались во внимание. Но нужно заметить, что за рубежом есть и зритель, который может воспринимать мои работы совершенно адекватно.

- А как вы отнеслись к тому, что к Вашим работам на выставке «Двери открываются. Белорусское искусство сегодня» приписали политическую составляющую?
- На самом деле, интерпретация моих работ в социально-политическом аспекте нигде явно не фигурировала. Не было такого: эти фотографии означают то-то. Конечно, можно предположить: зима, темная тональность и так далее.
Я думаю, что включение их именно в эту выставку все же не означает политически-направленную интерпретацию. Я знаю куратора, знаю, что у него глубокий и неодноплановый взгляд на вещи, и я уверен, что он видит содержание моих фотографий. Для выполнения этих работ я не пользовался политическими мотивами. Конечно, художник часто оказывается под влиянием социально-политических аспектов, но это никак не мешает выполнять ему свои задачи. Эти воздействия потом могут нанести глобальный отпечаток на его творчество, который станет очевидным при дальнейшем анализе. Поэтому я не увидел никаких противоречий в том, чтобы мои работы были включены в выставку.

- Помимо фотографии, Вы пишете тексты. На что они похожи?

- Это литературные тексты, короткие рассказы. Но я чувствую, что их время ушло. Сейчас последние работы существуют в виде инструкций для зрителя, именно для зрителя, а не для читателя. Следуя этим инструкциям, он может приблизиться по ощущениям того, о чем идет речь в тексте, или сам проделать что-то, оказаться в роли кого-то.

- Вы подарили нам две книжки, расскажите о них.

- Одна из них - это каталог ретроспективной выставки, прошедшей в Роттердаме в 2000 году. Получился хороший, довольно представительный каталог. А вторая книжечка сейчас существует как маленький сборник рассказов, а в свое время она была частью синтетического проекта «На Восток, в темпе, но не слишком быстро». Это было событие, длившееся один вечер, на котором демонстрировались видео, звуковые работы и эти тексты. Намек на тематику есть в самом названии, но он не исчерпывается Германией и ее определенным историческим периодом.

- Что в планах?
- Завершение того, что требует своей реализации. Пока какая-то идея не возникла, она не может быть в планах. Что касается выставок, может быть будет продолжение вильнюсской. Идеи возникли уже по ходу работы экспозиции, но пока все еще только обретает форму.

Спасибо, Игорь, за беседу. Желаю реализации начатых серий и вдохновения для новых съемок.

Беседовала: Таня Федоренко
Фото: Оля Шукайло


обсудить на форуме zнята


Как дела: бумажные позитивы Игоря Савченко
 


главная z-проекты как дела? Как дела: бумажные позитивы Игоря Савченко