В 2011 году пять фотографов из Беларуси приняли участие в московском Международном портфолио-ревью: Владимир Порфенок, Евгений Залужный, Андрей Воскресенский, Дмитрий Брушко, Александр Саенко. О том, как все прошло, какие ожидания оправдались, и что разочаровало, мы поговорили с Дмитрием Брушко и Александром Саенко.

Дмитрий Брушко

Дмитрий Брушко и Александр Саенко о Международном портфолио-ревю в Москве
Фото: Андрей Безукладников

- Расскажи, как ты попал на портфолио-ревю?

- Ссылку на портфолио-ревю я нашел на Facebook, прочитал условия, зарегистрировался, а потом стал думать, какие работы отправить. В итоге выбрал всего одну серию. Надежд на то, что я поеду в Москву, было мало. Когда пришел день оглашения результатов отбора, я проверял почту каждый час. Утром мне пришло письмо с приглашением принять участие в портфолио-ревю, и я стал думать, что же везти. Свои работы не хотел показывать, потому как прекрасно понимал, что нужно привезти то, на что обратят внимание. Выбор пал на отцовские работы, и хотя я боялся, что могут потребовать авторские права, все же рискнул.

- В какой форме проходило портфолио-ревю? Что представляет собой это мероприятие?

- В московском портфолио-ревю участвовало 55 ревьюеров. К каждому за столик садился фотограф и показывал свои работы. На сессию с одним фотографом было отведено около 20 минут. У каждого участника в день было по четыре встречи.

Если требовалось - работал переводчик. Все - волонтеры и тоже фотографы. Из Беларуси был всего один переводчик, у Кристин Фризингхелли, соучредителя журнала «Камера Австрия Интернэшнл». Понятно, что переводчики тоже могли показывать свои работы, говорить с ревьюерами.

- Кто приехал на это мероприятие?

- Было 18-20 человек из Украины, из них не было ни одного фотокорра. В глобальной массе, журналистов и документалистов было достаточно, но они не преобладали. Было очень много фотографов старшего поколения - Владимир Семин, Валерий Нистратов. Молодежи было меньше. Для организаторов ревю, как я понял, секция «Новые имена» - это не молодые авторы, это имена, которые они не знали. 

- Как проходили встречи? С кем встречался, разговаривал? Какие впечатления?

- Я распечатал 30 фотогарфий на хорошей бумаге, с собой был пилотный вариант книги, CD и визитки. Всех интересовала книга, потому что это законченный продукт, и CD, их раздавали буквально всем.

Первая встреча была с Мартеном Шилтом, владельцем издательства Schilt в Амстердаме. Потом с Вацлавом Мацеком - директором Центрально-Европейского дома фотографии в Братиславе, Бертом Фигером - галеристом из Техаса и Ольгой Корсуновой - основателем питерского «ФотоДепартамента».

Дмитрий Брушко и Александр Саенко о Международном портфолио-ревю в Москве
Фото: Александр Саенко

Мацек сказал про книгу, что это готовый продукт, ее можно издавать, только необходимо добавить текст от историка. Шилт отметил, что Европе сейчас интересна актуальная фотография, и мне стоит добрать материал до наших дней. Да, фотографии хорошие, но неизвестное имя и далекие времена - не факт что этот материал будет коммерчески выгоден. Корсунова вспомнила мою фамилию и нашу с отцом выставку «МЫ» в кинотреатре «Центральный». Я был в шоке! Фингер заверил меня, что знает, куда отнести мой CD. Все говорили, что я молодец как сын, но зря не привез свое.

Артема Чернова взволновала моя история про отца, он обещал публикацию в «Русском Репортере». Удалось пообщаться с галеристами из Винзавода, они не были в списке ревьюеров, но материал их заинтересовал. Познакомился с Юрием Иващенко, Алексеем Мякишевым. С Александром Сориным уже есть какие-то задумки на будущее, но об этом пока рано.

- Что поразило лично тебя за эти дни в Москве?

- На пресс-конференции после портфолио-ревю Фредерик Болдвин, основатель Международного фестивалия фотографии FotoFest в Хьюстоне, сказал, что ему запомнился человек, который привез фотографии своего отца. Об этом я прочитал уже в поезде, по дороге в Минск. Это было для меня настоящей победой.

Я был на сессии у Кристин Фризингхелли. Оказалось, что она знает фотографа-швейцарца, с которым отец делал альбом про Чернобыль. Вот так в Москве, из Минска, через Австрию в Швецарию можно передать привет.

Все, русские, американцы, европейцы, удивлялись, что в Беларуси есть достойные, интересные фотографы. Кто-то слышал про Виктора Драчева, понятно при каких обстоятельствах, и все. Я не говорю про «ФотоДепартамент», но для большинства наличие белорусской фотографии стало открытием. Хотя все знают, что такое Беларусь, что тут происходят, и всем было интересно поговорить именно на политические или экономические темы. И, оказывается, Болдвин был в Беларуси.

- Довелось ли пообщаться с кем-либо лично, за пределами сессии и рабочей обстановки ревю?

- Мне понравился человек, с которым я был знаком заочно, через интернет - это Юра Иващенко. Он сам из Краснодара, работает для «Русского Репортера». Алексей Мякишев произвел хорошее впечатление. С Димой Костюковым удалось душевно пообщаться, он бывший стафф-фотограф агентства France Press, сейчас работает на себя. Вообще, фотографы - страшные эгоисты, и это сильно чувствовалось.

С белорусскими фотографами держались вчетвером, Андрея Воскресенского я видел всего один раз, а с Владимиром Парфенком, Евгением Залужным и Сашей Саенко много общались. Евгений рассказывал про отца, мы долго говорили. А с Сашей мы стали почти братьями за это время, вместе жили у его знакомых, вместе были на портфолио-ревю.

- Какие уроки ты извлек из общения с фотографами?

- К сожалению, мир стал очень глобальным. На портфолио-ревю приехали искать новаторов, актуальную фотографию. Им не интересна старая фотография, за исключением очень длительных документальных проектов и антикварной, винтажной фотографии. Всех интересовали такие типажи как Никита Пирогов, Александр Гронский, хорошим открытием для многих стала группа украинских фотографов «Шило».

Всем нужно актуальное, это бизнес, и на портфолио-ревю люди приехали продавать и покупать фотопроекты. А отец с его фотографией - это совсем другой материал, это фотография вне времени.

И самый главный урок - нельзя откладывать свое имя и свои работы на завтра. Фотографию прошлого оценят только через 50-70 лет.

- Были ли подведены какие-либо итоги портфолио-ревю?

- Итога, как такового, нет. Ты приезжаешь, раздаешь свои контакты, берешь чьи-то, и когда находится повод, или ты кому-то понадобишься, тебе позвонят или напишут. А ты по возвращению начинаешь вести переписку. У каждой галереи или издательства все расписано на год, на два, но если  тебя взяли на заметку, то рано или поздно тебя позовут. Портфолио-ревю - это стартовая площадка и для сотрудничества фотографа с издателями. Это были абсолютно деловые встречи.

Я знаю, что портретами Евгения Залужного заинтересовались, Сашу Саенко пригласили на курсы в «ФотоДепартамент». У меня была попытка зацепить рынок, но она, если честно, провалилась. Были единичные случаи, но большинство коллекционеров, которые дошли до моего столика во время Ночи фотографов, говорили, что это вчерашний день.

- Какая она, современная актуальная фотография, которую представили на портфолио-ревю?

- Многие говорили про Александра Гронского, который сейчас хорошо продается. К сожалению, классическая фотография отживает свой век, все хотят видеть в фотографии артистическое высказывание на тему. Ты можешь снять все стены дома и говорить о том, что там живут люди больные СПИДом, и это будет продано. Из-за этого жалко документалистов.

Еще одна проблема современной фотографии - тиражируемость. Многие молодые фотографы снимают полароидом, в результате получается единичный, и из-за этого очень дорогой отпечаток. Один из трендов - холодная фотография, многие фотографы специально выставляют цветовой баланс в пользу холодных оттенков. Она безэмоциональная, такое ощущение, что снимавший человек болеет аутизмом, настолько он далеко от того что находится в кадре. Такая фотография неинтересна для меня. Она не вызывает эмоций, а скорее складывается рассказ о том, что снято. Модные фотографы принимают этот стиль, и они все теряются и перемешиваются - вся молодежь снимает одинаково, я уже не пойму где и чьи фотографии - все слились в одну большую толпу.

Дмитрий Брушко и Александр Саенко о Международном портфолио-ревю в Москве
Ночь фотографов. Фото: Александр Саенко

Александр Саенко

Дмитрий Брушко и Александр Саенко о Международном портфолио-ревю в Москве
Фото: Андрей Безукладников

- Саша, с учетом твоего опыта участия в портфолио-ревю в Каунасе, что ты ожидал от поездки в Москву?

- Было много людей, кто  первый раз попал на ревю и думал, что сразу продадут свои работы как в магазине. Для многих было шоком, когда выяснилось, что все происходит совсем иначе.

Я уже был на портфолио-ревю в Литве, и знал, что стоит ожидать от этого формата. Было интересно показать свои работы тем людям, которые в них будут заинтересованы. Я знал, что ничего нового про сами работы мне уже не скажут. Перед поездкой я изучал биографии ревьеров, думал, кому больше подойдут мои фотографии. Уже в Москве Ирина Чмырева, один из организаторов, посоветовала, кому мне лучше показать свое портфолио.

Один итог всех встреч уже есть - меня пригласили на курсы «ФотоДепартамента» в Санкт-Петербург. Важно засветиться и после поддерживать контакты. Когда ты пишешь, что познакомился с кем-то на портфолио-ревю, тебя воспринимают серьезнее, как фотографа с определенным уровнем, а не как тысячного человека с улицы, и это самое главное. Я написал всем, с кем виделся и тем, кто просил - отправил свои серии и резюме. Важно, чтобы люди знали, что есть такой фотограф в Беларуси. Когда пытаешься найти информацию о белорусских фотографах, в первую очередь находятся те, кто на слуху и на виду.

- Что нового ты узнал о мировой фотографии и о своей собственной?

- Галеристам моя фотография не понравилась, журналы смотрят на актуальную европейскую фотографию и ищут именно ее. Мне кажется, таких картинок уже перебор, все проекты сливаются воедино, и невозможно отличить один от другого. Все выбирают похожие темы и, примерно, одинаковый стиль: снимают деревни и различные  молодежные движения, так чтобы европейский зритель почувствовал некую экзотику в этом всем. Большинство ориентируется на рынок, на продажу фотографий.

В среде фотографов из России, Украины, Беларуси очень многие снимают бомжей, алкоголиков, притоны. Эти темы были запрещены раньше, а когда стало можно это фотографировать, все буквально ринулись. И если нам все еще интересны такие снимки, то европейцам они уже надоели.

Про мои фотографии говорили традиционно: они похожи на голландскую живопись, я хорошо вошел в тему, хороший свет. Большинство ревьюеров отметили, что я снимаю «не в тренде», мою фотографию сложно продать и поэтому она неинтересна.

- Возможно, на портфолио-ревю приходят именно те люди, которым интересно продать свои работы?

- Многим было все равно, продадут они свои фотографии или нет. Были и ребята, которые снимают для себя.

- Сегодня подобных  портфолио-ревю проходит достаточно много. Как ты думаешь, насколько оправдана такая форма работы с фотографами?

-  Это портфолио-ревю было организовано с целью поиска фотографов для Хьюстонского FotoFest в 2012 году. И для того, чтобы открыть фотографию стран бывшего СССР для всего мира. Запад знает всего несколько имен, остальные варятся в собственном соку.

- Почему так получается? Интернет доступен многим, «раскрутиться» пытаются десятки. В чем же дело? Может проблема в восприятии визуального языка?

- Так получилось, что мои темы у всех, кроме меня самого, были сняты на узкую черно-белую пленку. Очень сложно воспринимать такую фотографию, особенно когда ее много. Приведу пример: во время Ночи фотографов все столы стояли длинными рядами, фотографии одного буквально сливались с фотографиями другого. Идешь, смотришь, и в какой-то момент понимаешь, что тебя ничего не останавливает в этих снимках, более того, устаешь воспринимать их.

А фотографии Никиты Пирогова все рассматривали, к нему подходили из издательств, интересовались. Но это не моя фотография. У него все просто: хороший свет, приятное визуально изображение, такую картинку можно даже дома повесить.

Это общие тенденции. Но для каждого человека интересно что-то свое. Я нашел тех, кому интересна моя фотография. Даже если все говорят по-разному и отмечают разные кадры, и очень легко потеряться, что хорошо, а что плохо,- самое важное подбирать конкретные снимки под конкретный проект и знать, кому что в какой ситуации интересно.

- Ты упомянул Ночь фотографов. Расскажи подробнее, что это было?

- Это был своего рода базар, по-другому сложно назвать. Стояли длинные ряды столов, фотографы стояли в алфавитном порядке по фамилиям. Проблема заключалась в том, что свет был только над столами посередине, и инстинктивно все шли на свет. Дима стоял в уголочке в первом ряду, я стоял где-то в конце. И это было на третий день, все уже были уставшими, ходили, смотрели, но уже мало что воспринимали.

Дмитрий Брушко и Александр Саенко о Международном портфолио-ревю в Москве
Ночь фотографов. Фото: Дмитрий Брушко

Когда мы только раскладывали фотографии, к нам подошла Лариса Гринберг, директор галереи Photographer.ru, пригласила в галерею, мы пообщались. Потом познакомились с Александром Сориным, куратором Центра документальной фотографии FotoDoc. Всем раздавали стандартный набор - диск, открытку, визитку. И лучше иногда внаглую всучить диск ревьюеру, потом он его обязательно посмотрит. Более того, все ревьюеры общаются между собой, знают, кто что ищет - так гораздо больше шансов, что твои работы попадут к нужному человеку.

- Как относятся фотографы к подобным мероприятиям?

- Были люди, которые вели себя по-хамски: бросали на стол ревьюера свои работы и спрашивали: «Вам интересно это или нет? Если нет, то я пошел». Это было очень неуважительно по отношению к людям, которые приехали за тысячи километров. Очень многие игнорировали российских ревьюеров. Когда фотограф опаздывает на сессию, через 4 минуты объявляется, что ревьюер свободен. И если произносили иностранную фамилию, не важно, чем этот человек занимается и какую фотографию ищет, все бросались к нему. К российским вообще никто не ходил, даже обидно было, хотя люди тоже с огромным опытом, даже иногда большим, чем иностранные гости.

Меня к российским ревьюерам тянуло больше и хотелось показать свои работы именно им. Когда ты разговариваешь на одном языке с ревьюером без переводчика, это намного эффективнее и приятнее. Русские мне гораздо больше помогли. Точно так же я попал на сессию к Ольге Корсуновой.

- Твое самое яркое впечатление от поездки и портфолио-ревю?

- Для меня было здорово увидеть легенд фотографии вживую: Георгия Пинхасова, Владимира Семина. Когда смотришь их фотографии, совсем иначе представляешь, они для тебя как актеры в кино. А потом ты видишь их в жизни. Для меня это было очень важно.

- Как повлияли Московское и Каунасское портфолио-ревю на твое творчество?

- Я понял, что нужно всегда думать о том, какой продукт получится в итоге. Сейчас это тяжело, хочется больше спонтанности, свободы, как в самом начале. Хочется отстраниться от происходящего и посмотреть, как развиваются события. Это журналистский подход. Мне посоветовали отойти от такой фотографии, попробовать поснимать в другой технике. Выстраивать свою работу, все же, необходимо по кирпичикам, чтобы у тебя были фотографии, видео, интервью, текст, книга.

- Как ты думаешь, почему из 188 участников лишь 5 - из Беларуси?

- Мне кажется, первая проблема в том, что изначально на сайте было написано - портфолио-ревю организуется для российских фотографов. Очень многие не привыкли читать дальше и задавать вопросы. Я специально спросил, можно ли участвовать фотографу из Беларуси.

Дмитрий Брушко и Александр Саенко о Международном портфолио-ревю в Москве
Фото: Андрей Безукладников

Вторая, и главная проблема, кроется в банальной лени многих наших фотографов.  Как ни обидно бы это прозвучало, в Беларуси никому ничего не нужно, и поэтому лучше действовать в одиночку, пробовать себя в других странах, публиковаться в журналах, на блогах, тогда увеличиваются шансы быть замеченным. У многих наших фотографов есть очень хорошие проекты, но они ленятся их продвигать, боятся платить деньги за участие в конкурсах. Может быть, они не уверены в своих работах, боятся проиграть, не хотят зря тратить деньги. Сделают выставочку когда-нибудь и сидят дальше.

Спасибо, Дима и Саша, за подробный рассказ об этом важном фото-событии. Хочу пожелать, чтобы оно стало отличным стартом для дальнейшей работы и творчества. И надеюсь, что в следующем портфолио-ревю примет участие более значительно число белорусских фотографов.

Фотографии Андрея Безукладникова с портфолио-ревю в Москве >>>

Беседовала: Таня Стрига

обсудить на форуме zнята

Normal 0 false false false RU X-NONE X-NONE MicrosoftInternetExplorer4

«Европе сейчас интересна актуальная фотография» - интервью с участниками Международного портфолио-ревю в Москве?

 

В 2011 году пять фотографов из Беларуси приняли участие в московском Международном портфолио-ревью: Владимир Порфенок, Евгений Залужный, Андрей Воскресенский, Дмитрий Брушко, Александр Саенко О том, как все прошло, какие ожидания оправдались, и что разочаровало, мы поговорили с Дмитрием Брушко и Александром Сенко.

 

Дмитрий Брушко - фотограф

 

- Расскажи, как ты попал на портфолио-ревю?

- Ссылку на портфолио-ревю я нашел на Facebook, прочитал условия, зарегистрировался, а потом стал думать, какие работы отправить. В итоге выбрал всего одну серию. Надежд на то, что я поеду в Москву, было мало. Когда пришел день оглашения результатов отбора, я проверял почту каждый час. Утром мне пришло письмо с приглашением принять участие в портфолио-ревю, и я стал думать, что же везти. Свои работы не хотел показывать, потому как прекрасно понимал, что нужно привезти то, на что обратят внимание. Выбор пал на отцовские работы, и хотя я боялся, что могут потребовать авторские права, все же рискнул.

 

 

- В какой форме проходило портфолио-ревю? Что представляет собой это мероприятие?

- В московском портфолио-ревю участвовало 55 ревьюеров. К каждому за столик садился фотограф и показывал свои работы. На сессию с одним фотографом было отведено около 20 минут. У каждого участника в день было по четыре встречи.

 

Если требовалось - работал переводчик. Все - волонтеры и тоже фотографы. Из Беларуси был всего один переводчик, у Кристин Фризингхелли, соучредителя журнала «Камера Австрия Интернэшнл». Понятно, что переводчики тоже могли показывать свои работы, говорить с ревьюерами.

 

- Кто приехал на это мероприятие?

- Было 18-20 человек из Украины, из них не было ни одного фотокорра. В глобальной массе, журналистов и документалистов было достаточно, но они не преобладали. Было очень много фотографов старшего поколения - Владимир Семин, Валерий Нистратов. Молодежи было меньше. Для организаторов ревю, как я понял, секция «Новые имена» - это не молодые авторы, это имена, которые они не знали.

 

 

- Как проходили встречи? С кем встречался, разговаривал? Какие впечатления?

- Я распечатал 30 фотогарфий на хорошей бумаге, с собой был пилотный вариант книги, CD и визитки. Всех интересовала книга, потому что это законченный продукт, и CD, их раздавали буквально всем.

 

Первая встреча была с Мартеном Шилтом, владельцем издательства Schilt в Амстердаме. Потом с Вацлавом Мацеком - директором Центрально-Европейского дома фотографии в Братиславе, Бертом Фигером - галеристом из Техаса и Ольгой Корсуновой - основателем питерского «ФотоДепартамента».

 

Мацек сказал про книгу, что это готовый продукт, ее можно издавать, только необходимо добавить текст от историка. Шилт отметил, что Европе сейчас интересна актуальная фотография, и мне стоит добрать материал до наших дней. Да, фотографии хорошие, но неизвестное имя и далекие времена - не факт что этот материал будет коммерчески выгоден. Корсунова вспомнила мою фамилию и нашу с отцом выставку «МЫ» в кинотреатре «Центральный». http://www.zgallery.eu/?p=123 Я был в шоке! Фингер заверил меня, что знает, куда отнести мой CD. Все говорили, что я молодец как сын, но зря не привез свое.

 

Артема Чернова взволновала моя история про отца, он обещал публикацию в «Русском Репортере». Удалось пообщаться с галеристами из Винзавода, они не были в списке ревьюеров, но материал их заинтересовал. Познакомился с Юрием Иващенко, Алексеем Мякишевым. С Александром Сориным уже есть какие-то задумки на будущее, но об этом пока рано.

 

- Что поразило лично тебя за эти дни в Москве?

- На пресс-конференции после портфолио-ревю Фредерик Болдвин, основатель Международного фестивалия фотографии FotoFest в Хьюстоне, сказал, что ему запомнился человек, который привез фотографии своего отца. Об этом я прочитал уже в поезде, по дороге в Минск. Это было для меня настоящей победой.

 

Я был на сессии у Кристин Фризингхелли. Оказалось, что она знает фотографа-швейцарца, с которым отец делал альбом про Чернобыль. Вот так в Москве, из Минска, через Австрию в Швецарию можно передать привет.

 

Все, русские, американцы, европейцы, удивлялись, что в Беларуси есть достойные, интересные фотографы. Кто-то слышал про Виктора Драчева, понятно при каких обстоятельствах, и все. Я не говорю про «ФотоДепартамент», но для большинства наличие белорусской фотографии стало открытием. Хотя все знают, что такое Беларусь, что тут происходят, и всем было интересно поговорить именно на политические или экономические темы. И, оказывается, Болдвин был в Беларуси.

 

- Довелось ли пообщаться с кем-либо лично, за пределами сессии и рабочей обстановки ревю?

- Мне понравился человек, с которым я был знаком заочно, через интернет - это Юра Иващенко. Он сам из Краснодара, работает для «Русского Репортера». Алексей Мякишев произвел хорошее впечатление. С Димой Костюковым удалось душевно пообщаться, он бывший стафф-фотограф агентства FrancePress, сейчас работает на себя. Вообще, фотографы - страшные эгоисты, и это сильно чувствовалось.

 

С белорусскими фотографами держались вчетвером, Андрея Воскресенского я видел всего один раз, а с Владимиром Парфенком, Евгением Залужным и Сашей Саенко много общались. Евгений рассказывал про отца, мы долго говорили. А с Сашей мы стали почти братьями за это время, вместе жили у его знакомых, вместе были на портфолио-ревю.

 

- Какие уроки ты извлек из общения с фотографами?

- К сожалению, мир стал очень глобальным. На портфолио-ревю приехали искать новаторов, актуальную фотографию. Им не интересна старая фотография, за исключением очень длительных документальных проектов и антикварной, винтажной фотографии. Всех интересовали такие типажи как Никита Пирогов, Александр Гронский, хорошим открытием для многих стала группа украинских фотографов «Шило».

 

Всем нужно актуальное, это бизнес, и на портфолио-ревю люди приехали продавать и покупать фотопроекты. А отец с его фотографией - это совсем другой материал, это фотография вне времени.

 

И самый главный урок - нельзя откладывать свое имя и свои работы на завтра. Фотографию прошлого оценят только через 50-70 лет.

 

- Были ли подведены какие-либо итоги портфолио-ревю?

- Итога, как такового, нет. Ты приезжаешь, раздаешь свои контакты, берешь чьи-то, и когда находится повод, или ты кому-то понадобишься, тебе позвонят или напишут. А ты по возвращению начинаешь вести переписку. У каждой галереи или издательства все расписано на год, на два, но еслитебя взяли на заметку, то рано или поздно тебя позовут. Портфолио-ревю - это стартовая площадка и для сотрудничества фотографа с издателями. Это были абсолютно деловые встречи.

 

Я знаю, что портретами Евгения Залужного заинтересовались, Сашу Саенко пригласили на курсы в «ФотоДепартамент». У меня была попытка зацепить рынок, но она, если честно, провалилась. Были единичные случаи, но большинство коллекционеров, которые дошли до моего столика во время Ночи фотографов, говорили, что это вчерашний день.

 

- Какая она, современная актуальная фотография, которую представили на портфолио-ревю?

- Многие говорили про Александра Гронского, который сейчас хорошо продается. К сожалению, классическая фотография отживает свой век, все хотят видеть в фотографии артистическое высказывание на тему. Ты можешь снять все стены дома и говорить о том, что там живут люди больные СПИДом, и это будет продано. Из-за этого жалко документалистов.

 

Еще одна проблема современной фотографии - тиражируемость. Многие молодые фотографы снимают полароидом, в результате получается единичный, и из-за этого очень дорогой отпечаток. Один из трендов - холодная фотография, многие фотографы специально выставляют цветовой баланс в пользу холодных оттенков. Она безэмоциональная, такое ощущение, что снимавший человек болеет аутизмом, настолько он далеко от того что находится в кадре. Такая фотография неинтересна для меня. Она не вызывает эмоций, а скорее складывается рассказ о том, что снято. Модные фотографы принимают этот стиль, и они все теряются и перемешиваются - вся молодежь снимает одинаково, я уже не пойму где и чьи фотографии - все слились в одну большую толпу.

 

Александр Саенко - фотограф

- Саша, с учетом твоего опыта участия в портфолио-ревю в Каунасе, что ты ожидал от поездки в Москву?

- Было много людей, кто первый раз попал на ревю и думал, что сразу продадут свои работы как в магазине. Для многих было шоком, когда выяснилось, что все происходит совсем иначе.

 

Я уже был на портфолио-ревю в Литве, и знал, что стоит ожидать от этого формата. Было интересно показать свои работы тем людям, которые в них будут заинтересованы. Я знал, что ничего нового про сами работы мне уже не скажут. Перед поездкой я изучал биографии ревьеров, думал, кому больше подойдут мои фотографии. Уже в Москве Ирина Чмырева, один из организаторов, посоветовала, кому мне лучше показать свое портфолио.

 

Один итог всех встреч уже есть - меня пригласили на курсы «ФотоДепартамента» в Санкт-Петербург. Важно засветиться и после поддерживать контакты. Когда ты пишешь, что познакомился с кем-то на портфолио-ревю, тебя воспринимают серьезнее, как фотографа с определенным уровнем, а не как тысячного человека с улицы, и это самое главное. Я написал всем, с кем виделся и тем, кто просил - отправил свои серии и резюме. Важно, чтобы люди знали, что есть такой фотограф в Беларуси. Когда пытаешься найти информацию о белорусских фотографах, в первую очередь находятся те, кто на слуху и на виду.

 

- Что нового ты узнал о мировой фотографии и о своей собственной?

- Галеристам моя фотография не понравилась, журналы смотрят на актуальную европейскую фотографию и ищут именно ее. Мне кажется, таких картинок уже перебор, все проекты сливаются воедино, и невозможно отличить один от другого. Все выбирают похожие темы и, примерно, одинаковый стиль: снимают деревни и различныемолодежные движения, так чтобы европейский зритель почувствовал некую экзотику в этом всем. Большинство ориентируется на рынок, на продажу фотографий.

 

В среде фотографов из России, Украины, Беларуси очень многие снимают бомжей, алкоголиков, притоны. Эти темы были запрещены раньше, а когда стало можно это фотографировать, все буквально ринулись. И если нам все еще интересны такие снимки, то европейцам они уже надоели.

 

Про мои фотографии говорили традиционно: они похожи на голландскую живопись, я хорошо вошел в тему, хороший свет. Большинство ревьюеров отметили, что я снимаю «не в тренде», мою фотографию сложно продать и поэтому она неинтересна.

 

- Возможно, на портфолио-ревю приходят именно те люди, которым интересно продать свои работы?

- Многим было все равно, продадут они свои фотографии или нет. Были и ребята, которые снимают для себя.

 

- Сегодня подобных портфолио-ревю проходит достаточно много. Как ты думаешь, насколько оправдана такая форма работы с фотографами?

-Это портфолио-ревю было организовано с целью поиска фотографов для Хьюстонского FotoFest в 2012 году. И для того, чтобы открыть фотографию стран бывшего СССР для всего мира. Запад знает всего несколько имен, остальные варятся в собственном соку.

 

- Почему так получается? Интернет доступен многим, «раскрутиться» пытаются десятки. В чем же дело? Может проблема в восприятии визуального языка?

- Так получилось, что мои темы у всех, кроме меня самого, были сняты на узкую черно-белую пленку. Очень сложно воспринимать такую фотографию, особенно когда ее много. Приведу пример: во время Ночи фотографов все столы стояли длинными рядами, фотографии одного буквально сливались с фотографиями другого. Идешь, смотришь, и в какой-то момент понимаешь, что тебя ничего не останавливает в этих снимках, более того, устаешь воспринимать их.

 

А фотографии Никиты Пирогова все рассматривали, к нему подходили из издательств, интересовались. Но это не моя фотография. У него все просто: хороший свет, приятное визуально изображение, такую картинку можно даже дома повесить.

 

Это общие тенденции. Но для каждого человека интересно что-то свое. Я нашел тех, кому интересна моя фотография. Даже если все говорят по-разному и отмечают разные кадры, и очень легко потеряться, что хорошо, а что плохо,- самое важное подбирать конкретные снимки под конкретный проект и знать, кому что в какой ситуации интересно.

 

- Ты упомянул Ночь фотографов. Расскажи подробнее, что это было?

- Это был своего рода базар, по-другому сложно назвать. Стояли длинные ряды столов, фотографы стояли в алфавитном порядке по фамилиям. Проблема заключалась в том, что свет был только над столами посередине, и инстинктивно все шли на свет. Дима стоял в уголочке в первом ряду, я стоял где-то в конце. И это было на третий день, все уже были уставшими, ходили, смотрели, но уже мало что воспринимали.

 

Когда мы только раскладывали фотографии, к нам подошла Лариса Гринберг, директор галереи Photographer.ru, пригласила в галерею, мы пообщались. Потом познакомились с Александром Сориным, куратором Центра документальной фотографии FotoDoc. Всем раздавали стандартный набор - диск, открытку, визитку. И лучше иногда внаглую всучить диск ревьюеру, потом он его обязательно посмотрит. Более того, все ревьюеры общаются между собой, знают, кто что ищет - так гораздо больше шансов, что твои работы попадут к нужному человеку.

 

- Как относятся фотографы к подобным мероприятиям?

- Были люди, которые вели себя по-хамски: бросали на стол ревьюера свои работы и спрашивали: «Вам интересно это или нет? Если нет, то я пошел». Это было очень неуважительно по отношению к людям, которые приехали за тысячи километров. Очень многие игнорировали российских ревьюеров. Когда фотограф опаздывает на сессию, через 4 минуты объявляется, что ревьюер свободен. И если произносили иностранную фамилию, не важно, чем этот человек занимается и какую фотографию ищет, все бросались к нему. К российским вообще никто не ходил, даже обидно было, хотя люди тоже с огромным опытом, даже иногда большим, чем иностранные гости.

 

Меня к российским ревьюерам тянуло больше и хотелось показать свои работы именно им. Когда ты разговариваешь на одном языке с ревьюером без переводчика, это намного эффективнее и приятнее. Русские мне гораздо больше помогли. Точно так же я попал на сессию к Ольге Корсуновой.

 

- Твое самое яркое впечатление от поездки и портфолио-ревю?

- Для меня было здорово увидеть легенд фотографии вживую: Георгия Пинхасова, Владимира Семина. Когда смотришь их фотографии, совсем иначе представляешь, они для тебя как актеры в кино. А потом ты видишь их в жизни. Для меня это было очень важно.

 

- Как повлияли Московское и Кауносское портфолио-ревю на твое творчество?

- Я понял, что нужно всегда думать о том, какой продукт получится в итоге. Сейчас это тяжело, хочется больше спонтанности, свободы, как в самом начале. Хочется отстраниться от происходящего и посмотреть, как развиваются события. Это журналистский подход. Мне посоветовали отойти от такой фотографии, попробовать поснимать в другой технике. Выстраивать свою работу, все же, необходимо по кирпичикам, чтобы у тебя были фотографии, видео, интервью, текст, книга.

 

- Как ты думаешь, почему всего лишь 5 фотографов было из Беларуси, среди 188 из Украины и России?

- Мне кажется, первая проблема в том, что изначально на сайте было написано - портфолио-ревю организуется для российских фотографов. Очень многие не привыкли читать дальше и задавать вопросы. Я специально спросил, можно ли участвовать фотографу из Беларуси.

 

Вторая, и главная проблема, кроется в банальной лени многих наших фотографов. Как ни обидно бы это прозвучало, в Беларуси никому ничего не нужно, и поэтому лучше действовать в одиночку, пробовать себя в других странах, публиковаться в журналах, на блогах, тогда увеличиваются шансы быть замеченным. У многих наших фотографов есть очень хорошие проекты, но они ленятся их продвигать, боятся платить деньги за участие в конкурсах. Может быть, они не уверены в своих работах, боятся проиграть, не хотят зря тратить деньги. Сделают выставочку когда-нибудь и сидят дальше.

 

Спасибо, Дима и Саша, за подробный рассказ об этом важном фото-событии. Хочу пожелать, чтобы оно стало отличным стартом для дальнейшей работы и творчества. И надеюсь, что в следующем портфолио-ревю примет участие более значительно число белорусских фотографов.