В сентябре 2010 года в Минске состоялась выставка проекта Пьера Анри «25 секунд». Экспозиция вызывала широкий резонанс, как среди тех, кто посетил выставочный зал Музея современного искусства, так и в рядах любителей рассуждений «по поводу». Было соблазнительно посвятить все интервью столь для нашей публики неоднозначному проекту, но кроме «25 секунд» мы поговорили об особенностях фотосообщества в Швейцарии, а также о самом Пьере.

Пьер Анри. Фото: С. Михаленко

- Господин Анри, Вы в Минске уже почти месяц. Ваши впечатления?

- Город большой, просто гигантский. Мы в Европе не привыкли видеть такие большие пространства. Я испытываю большое удовольствие, каждый день открывая этот новый для меня город.

- Как проходят съемки белорусских участниц Вашего проекта «25 секунд»*?

- Я очень доволен. Никаких проблем. Люди очень доброжелательны, готовы сотрудничать. Для них это новый жизненный опыт. Уже отснято 24 портрета. Только у одной девушки был опыт съемки ню.

Ольга: Съемки проходят в открытой атмосфере. Людям интересно сыграть в это. Результат порой получается совершенно неожиданным. Белорусские съемки отличаются любопытной игрой, историей, которая завязывается в кадре. Мы приходим в маленькую квартиру, где когда-то жила старушка. Там черная мебель, которую нынешняя хозяйка сама разукрасила. Во время съемок все это превращается в настоящие театральные декорации. На одной из фотографий девушка сидит за швейной машинкой. Это ее среда. Она занимается пошивом одежды.

Фотографии дают и интересный срез белорусского общества – от студентов до очень состоятельных людей. У каждого кадра есть свой сюжет.

Пьер: Разница между швейцарскими фотографиями и теми, которые были сделаны здесь, заключается только в том, что в Швейцарии было больше времени для съемок и там я знал тех, кого я снимал. Здесь на знакомство с миром каждой девушки и с ней самой у меня было 2 часа. Это каждый раз открытие – персоны, человека, образа жизни.

- Есть ли у проекта «25 секунд» какая-то финальная точка, завершение?

- Думаю, я уже близок к тому, что этот сюжет закончу и начну новый.

- Проект будет просто закрыт или запланирована итоговая выставка, альбом?

- Я буду выставлять портреты женщин из Беларуси и Сибири в Швейцарии. На моем интернет-сайте будут размещены портреты, но только тех, кто дал на это разрешение. Больше в планах ничего не стоит.

- Проект «25 секунд» показан в разных странах. Как его принимала публика?

- Серия портретов швейцарских женщин была представлена в России и в Беларуси. В целом публика встретила хорошо, потому как это было нечто новое, чего раньше не показывали.

- В Беларуси проект был принят достаточно неоднозначно. Особенно в среде фотографов...

- Когда делается что-либо, что отличается от основной массы проектов, и демонстрируется в стране, которая не привыкла к подобным выставкам, – такое возможно. Мне очень многие сказали, что впервые видят подобную выставку. Я допускаю, что это может не нравиться. Если делать только то, что нравится людям, достаточно заниматься коммерческой фотографией. Да, я рисковал, показывая этот проект. Я думаю, все заключается в разнице менталитетов. Мы просто открыли дверь и пригласили зайти.

- Не задевает ли Вас как автора, что публика не считывает идею проекта, воспринимая визуальный ряд достаточно буквально?

- Это образы, которые я предлагаю. Другой способ сделать портрет. Кто-то шокирован, кто-то не очень. Я надеюсь, что того автора, который следующим решится сделать выставку портретов ню, примут теплее. В любом случае, очень многие приходят на выставку. В музее мне сказали, что это самая посещаемая выставка за последнее время.

- Самый популярный вопрос, который задается в связи с проектом: «Зачем женщины раздеты?».  Действительно, зачем? И что бы изменилось, если бы они были одеты?

- Человек без одежды – это человек в наиболее естественном для себя состоянии. Любая одежда – это уже носитель дополнительной информации. Когда мы снимаем модель в образе – она выбирает платье, шарф. Тем самым она создает новую картинку самой себя. В обнаженности человек максимально естественен. А среда, в которой он живет, наиболее четко отражает его состояние в данный момент.

Можно было бы сделать фото ню в студии. Но тогда мы забираем человека из среды, в которой он находится в свободном состоянии большую часть времени. Получатся безликие картинки. Если бы это была картина художника, никому бы не пришел в голову вопрос, почему она обнаженная. А фотография, видимо, слишком реалистична для публики. Фотография просто отражает естественные процессы – девушки ходят дома обнаженными, пьют кофе, красят ногти…

Меня больше всего удивляет, почему критикуют фотографы, коллеги. Каждый делает свои личные проекты так, как он это видит. В европейских странах не принято так. Приходят, смотрят, говорят – мое или нет. Все. Фотографы скорее делятся опытом и поддерживают друг друга. Эту выставку белорусские фотографы раскритиковали, и в то же время публика, которая приходила в музей, напротив, оставляла положительные отзывы в книге.

Понятно, что есть в числе зрителей и те, кому не нравится. Но у нас среди фотографов принято оставлять свободу для творческого самовыражения.

Странно, что многие комментировали фотографии, которые были просто взяты с моего сайта, они не имели никакого отношения к выставленной серии. И более того, проект комментировали те, кто даже не сходил на выставку.

Здесь, в Беларуси, я лишен возможности ответа напрямую, т.к. не говорю по-русски. Если же представить, что белорусский фотограф приезжает в Европу и делает выставку – его не начнут тут же усиленно критиковать. Коллегу не принято атаковать. Критика – это не удел фотографов, это приоритет публики. А если выставка плохая - люди просто не придут.

- Кто занимается критикой фотографии в Европе?

- Критика между фотографами возможна в частном разговоре. Но это скорее даже дискуссия, без вердиктов. Можно прийти и сказать мне, что не нравится. Здесь всегда присутствует вопрос личного вкуса. Я слушаю и воспринимаю критику, но я буду делать то, что я делаю. Это лишь один из многих проектов, которые реализованы.

- Существует ли в Швейцарии какое-либо фотографическое объединение?

- Да, конечно. Я состою в центральном комитете одного из таких объединений. Это Швейцарская ассоциация фотографов-профессионалов, и нашей организации уже 120 лет. Мы защищаем интересы фотографов, в т.ч. в сфере авторского права, организуем фотовыставки. Чтобы стать членом Ассоциации, фотограф должен получать 80% личного дохода именно от деятельности в сфере фотографии. Сегодня в Швейцарии порядка 1500 профессионалов, состоящих в этой организации. Конечно, это не все фотографы.

Ассоциация также контролирует образовательные процессы. В частности, я отвечаю за учеников фотографов, распределяю их на стажировки и работу по всему региону.

Еще одна сфера – это цены на фотоуслуги. Мы разрабатываем тариф, который настойчиво рекомендован к применению. Если фотограф-профессионал, состоящий в Ассоциации, работает в более низком ценовом диапазоне, это может стать поводом для исключения из организации. В то же время, наш прейскурант позволяет обосновать клиенту выставленную фотографом цену.

Авторитет Ассоциации очень высок, она признана правительством.

- За счет чего существует Ассоциация?

- Фотографы платят членский взнос – 300 швейцарских франков в год. 2-3 фотографа занимаются обслуживанием Ассоциации. Так же действует центральный комитет.

- Имеет ли организация право на коммерческую деятельность?

- Нет. Ее функции – представлять интересы фотографов, формировать тарифы на услуги, распределять учеников на работу. Под эгидой Ассоциации также функционирует известная школа фотографии.

- Получают ли творческие и издательские проекты Ассоциации финансовую поддержку от государства?


- Мы сотрудничаем с организациями, которые поддерживают подобные проекты. Одна из них занимается проектами, направленными на популяризацию швейцарской культуры за пределами нашей страны. Работа идет в разных сферах – и фотография, и театр, и музыка. Организаторы должны предоставить всю информацию о проекте – концепцию, описание, пресс-релизы, даже афиши — не менее, чем за три месяца. Тогда есть шанс получить грант на покрытие расходов, связанных с проектом.

- Насколько активно идет продажа арт-фотографии в Швейцарии?


- Скорее не очень активно. Фотография неплохо продается на крупных фестивалях, таких, как «Арт-Базель». Галереям же мало что удается продать. В основном они функционируют за счет спонсоров.

В прошлом году я организовал выставку одному из красноярских фотографов в Швейцарии. Это были достаточно сильные работы. Автор выставил их в галерее за 300$ и это были отпечатки не в единственном экземпляре. Многие работы были проданы. Но это скорее исключение, чем правило. Ни один из моих коллег не живет исключительно за счет своих творческих работ.

- Давайте поговорим немного о Вас.  Откуда появился интерес к фотографии?

- Когда я был маленьким, мне подарили фотоаппарат. И я развлекался тем, что фотографировал все вокруг себя. В семье мой дедушка был большим любителем фотографии. Когда мне было 15, я переехал в немецкую часть Швейцарии. Примерно в это же время и понял, что хочу заниматься фотографией. Никогда не жалел, что стал фотографом. Моя профессия – это, одновременно, мое хобби. И я счастлив в своей профессии.

- Как сложился Ваш путь к профессиональной фотографии?

- Сразу после окончания школы я некоторое время был учеником фотографа, подмастерье. Позже отучился в Школе фотографии DVV. После окончания уехал в Канаду, где был фотографом хоккейной команды Монреаля. После Канады год путешествовал по Южной Америке. Вернувшись в Швейцарию, работал фоторепортером в различных изданиях. Еще год провел в Африке. В конце концов, в 1975 году я стал независимым фотографом, кем и остаюсь на сегодняшний день. Зарабатываю на жизнь только фотографией. Много работаю для рекламы, для модной индустрии.

Личные проекты – это то, на что я не жалею собственного свободного времени. Такие работы приносят мне скорее рекламу, чем доход.

Еще одна сфера – работа для негосударственных организаций, таких как «Врачи мира». Я два раза ездил на Гаити, бывал в Палестине, в Бухаресте, на Чукотке. В таких проектах я всегда работаю бесплатно.

- Эти работы где-либо выставлялись?

- Нет. Эти фотографии принадлежат организации, для которой они были сделаны. Только когда было 10-летие организации «Врачи мира», они выставили мои фотографии. Но на самом деле это не материал для выставок. На этих фотографиях много боли.

В ближайшее время я собираюсь ехать в Бенин, в Африку. Возможно, из этой поездки будет материал для выставки в Швейцарии, но снова – с социальной целью. Чтобы привлечь внимание людей к проблемам, связанным с этой страной.

- Знаете ли вы кого-то из фотографов постсоветского пространства?


- В моей библиотеке есть книги о фотографии советского периода, альбомы монтажной фотографии. Но имена… Вряд ли я могу кого-либо назвать.

- Господин Анри, благодарим за беседу и желаем Вам дальнейших творческих успехов!


Беседовали: Елена Кушнир, Сергей Михаленко

Благодарим за содействие в организации и проведении интервью Ольгу Гайдукевич.
______________________________________________

*На момент, когда мы брали интервью, съемки с белорусскими участницами еще продолжались.

обсудить на форуме zнята