Петр Ловыгин: «В четырех стенах может родиться искусство»
© Petr Lovigin

Кому-то покажется это интервью слегка запоздавшим. Возможно. Я позволила себе не спеша, со смаком, вслушиваться в записанный звук и также не спеша переносить его в буквы. Пока Петр бороздит просторы дружественных нам стран, у почитателей его творчества в Минске еще свежи воспоминания об его мастер-классе 25 июля. Организовал душевную встречу фотограф Вячеслав Маковский (за что ему отдельное спасибо). Прошло действо в тесной компании, маленьком помещении и по-домашнему (или даже кухонному) тепло и душевно. Ловыгин раскрывал именно «кухонные» тайны своих сказочных миров и не менее сказочных и волшебных героев. Показывал готовые «блюда», раскладывал их на ингредиенты, снова готовил и на глазах у публики рождались Волк-Изумрудное Сердце, Одномубогу, сказочная страна костарика, Ямайка, молодой Луи Армстронг…

Петр Ловыгин: «В четырех стенах может родиться искусство»
© Arthur Gapanovich

Слушателей часто тревожил вопрос: КАК? Как он смог такое придумать? Такие имена, образы, страны. По рассказам Петра, все словно само собой рождалось и придумывалось: увидел, подумал, смешал. Удивительно и удивительно просто. Ловыгин на протяжении жизни кропотливо, терпеливо и бережно собирает и хранит впечатления, идеи, мысли, фразы. И хорошенько настоявшись, приобретя необходимую фактуру, из них и рождаются уникальные образы мифической костарики. Но вся эта страна, не просто художественный проект, серия фотографий - это глубокий личный опыт, целая жизнь, перерожденная в тексты и фотографию. Это большой Путь.

Петр Ловыгин: «В четырех стенах может родиться искусство»
© Arthur Gapanovich

На этом я, пожалуй, предоставлю слово герою и он сам все расскажет.

- Что для Вас фотография?

- У самураев есть такое понятие - «Путь». Вот для меня фотография это тоже Путь. Причем самураи знают, что когда-то умрут, и они живут ради этого дня. Я знаю, что рано или поздно я в фотографии тоже умру и к этому готовлюсь, не то чтобы с первого дня, но, например, сегодня я уже к этому готов. Фотография - это такое направление в искусстве, которое позволило мне свободно передвигаться по миру ни о чем, по большому счету, не заботясь. Позже, может быть, это перерастет во что-то другое, ведь искусство – это как наркотик, если на него подсаживаешься, то очень трудно соскочить. Поэтому, я вряд ли уйду вообще, просто начну заниматься чем-то другим, не фотографией, но чем-то близким к ней.

- Архитектурой?…

- Нет, архитектурой нет. Есть визуальное изображение, в котором я себя нащупал, какой-то визуальный язык, взгляд и так далее. Это может быть кино, оно близко к фотографии. Вряд ли живопись, может клипмейкерство, может видео-арт.

* На самом деле Петр Ловыгин уже довольно уверенно и успешно вступил на дорогу клипмейкерства. Его клипы к песням Евгения Гришковца и группы Бигуди, видели, наверное, многие: «На заре», «Зеленые глаза», «Kissms». А если не видели, их запросто можно найти в Сети.

- Есть ли у художника какая-то сверхзадача, миссия или он просто выражает самого себя?

- Мне кажется, каждый решает сам. Тут очень важно нащупать грань, где ты прекращаешь делать для себя и начинаешь делать для зрителя. Если твоя работа каким-то образом человека оздоровляет, наполняет его чем-то хорошим, то в этом есть определенная миссия: ты делаешь для какого-то постороннего человека, который тебя не знает. Ты своей работой, сам того не зная, делаешь ему хорошо. Хорошо, когда и зрителю хорошо и тебе хорошо, но такое бывает очень редко.

Петр Ловыгин: «В четырех стенах может родиться искусство»
© Petr Lovigin, 2007-2008 «Волк-Изумрудное Сердце»

Петр Ловыгин: «В четырех стенах может родиться искусство»
© Petr Lovigin, 2007-2008 «Волк-Изумрудное Сердце»

- А для себя Вы как больше определяете?

- Я думаю, что это с годами меняется. Когда я начинал, естественно, я работал только для себя. Не то чтобы я делал свои серии и проекты в стол, но я никогда не думал о крутых фестивалях, о деньгах и так далее. Сейчас да, чем старше становишься, чем больше твой вес в искусстве, тем больше давление со стороны публики, тем больше ожиданий. И все эти ожидания ты должен оправдать, потому что публика – это такая масса, которая сегодня тебя любит, завтра не будет тебя любить, если ты не будешь обновляться постоянно.

Петр Ловыгин: «В четырех стенах может родиться искусство»
© Petr Lovigin, 2008 «Максим Горький» Из проекта «Такеши Китано и другие иконы»

- В Ваших работах много Ваших собственных фотографий. Это автопортрет? Или это вклад Вашего подмастерья? Что  Вас значит автопортрет?

- Я не считаю, что у меня много автопортретов. Мои фотографии не включаются в фотосерии. Мои проекты отражают меня, я через себя все это рассказываю. Вот с этой точки зрения можно смотреть на автопортрет. Мое внешнее изображение я, например, использую для афиш, потому что опять же, чем старше я становлюсь, я понимаю, что моя внешность не менее привлекательна иногда, чем моя фотография. И, просто, если я веду свой Живой Журнал, то я веду его о себе, поэтому там много моих изображений. А на месте подмастерья может быть любой человек, главное, дать ему точку, с которой нужно снять, потому что только ты знаешь, что этот ракурс единственно-правильный, и чтобы он нажал кнопочку и молодец.

Петр Ловыгин: «В четырех стенах может родиться искусство»
© Petr Lovigin

- То есть нужно просто нажимать на кнопочку?

- Тут не надо особого ума. Фотография - это не поиск ракурса, не главенство техники, не у кого какой Никон и нечего тут мерятся размерами. Фотография – это идея. И если идея есть,, то с какого ракурса ее сними – будет хорошо. Если ты снимешь с классного ракурса, еще лучше будет, а если еще на хорошую технику, то еще лучше. Но все начинается с идеи. Если идеи нету, хоть ты со своими Никонами и Кэнонами что угодно делай, не спасет.

- Люди, которых Вы снимаете для своих проектов, это знакомые или незнакомые люди?

- Это люди, которым я доверяю, у которых есть время. Потому что желание есть у многих. А когда доходит до дела, у человека начинается нехватка времени, т.е. у него есть желание, но нет времени. А время – это важная вещь. Когда я начинал, мне гораздо было проще работать, потому что с теми, с кем я работал, у них была такая же жизнь как у меня, их можно было в любое время суток сорвать. С течением времени кто-то женится, обзаводится  детьми и им уже не до моих ребячеств. Я единственный, кто остался в этом, а все остальные остепенились, стали на ноги. И некоторым наверное надо платить, я не знаю…
Для меня главное, чтобы человек горел, располагал временем, и в последнее время я понимаю, важно чтобы он располагал деньгами. Если ты едешь с кем-то в длительное путешествие, важно чтобы человек мог оторваться от дома на 2-3 месяца, при этом имел желание оторваться, имел деньги, чтобы оторваться. Тут слово «оторваться» можно как угодно воспринимать, в любом смысле. Это очень большая редкость, чтобы все три условия совпали.

Петр Ловыгин: «В четырех стенах может родиться искусство»
© Petr Lovigin, 2006 «Jamaica»

Петр Ловыгин: «В четырех стенах может родиться искусство»
© Petr Lovigin 2010 «Луи мой не возвращается ко мне»

- А бабушки из «Простых движений» в таком же ключе снимались?

- Есть серии, которые я могу снимать в течение нескольких лет и мне нельзя менять персонажей посредине, т.е. мне определенный человек нужен на протяжении определенного периода. А бабушек мы снимали один день в год. Им это не составляет большого труда и мне тоже. Это происходит как у известных актеров. Пригласи, например Маковецкого. У него есть один съемочный день в июле, он больше не может сниматься у одного режиссера, потому что у него там еще 20 таких же режиссеров. И вот он приезжает, и с ним снимают в один день все сцены, в которых он должен участвовать. Так же и бабушки.

Петр Ловыгин: «В четырех стенах может родиться искусство»
© Petr Lovigin 2008 «Простые движения. Сезон первый»

* На самом деле проект «Простые движения» в итоге получился в двух частях с разными героинями. Но это сделало проект не просто историей о бабушках на пляже, но создало некий образ, обобщенный, бабушек спортивного образа жизни.

- Как вы добивались от них именно такого образа?

- Они вообще не понимали, что от них требуется и что происходит. Они просто играли, делали гимнастику, играли в бадминтон и т.д.

Петр Ловыгин: «В четырех стенах может родиться искусство»
© Petr Lovigin, 2008 «Простые движения. Сезон 3. Замена актеров»

- Т.е. все происходило спонтанно?

- Ну да. Когда я первую фотографию из этой серии снял, еще не планировал что будет серия, и это даже не серия, а проект. Это я потом уже понял, что и мне это нравится,  и есть положительная реакция у зрителя на это, почему бы не продолжить. И бабушки сами не задумывались о своей какой-то роли. И поэтому было только лучше, получилась такая естественность.

- Серия «fall in love». Почему именно эта пара?

- Это были лучшие модели в моей жизни, ни с кем мне не было так комфортно работать как с ними,  они знают, что делать в кадре. Изначально предложение ко мне поступило с их стороны. И я тогда тоже не думал, что мы так долго будем сотрудничать. Я человек очень стеснительный, особенно, когда дело касается съемок на улице, при посторонних людях, ходящей туда-сюда толпе, когда все на тебя обращают внимание. А им абсолютно ничего не слабо, тем более что они в кадре. Надо на рынке танцевать, они будут танцевать на рынке, на площадях, в библиотеке, никаких вопросов.

Петр Ловыгин: «В четырех стенах может родиться искусство»
© Petr Lovigin 2006, «Fall in love»

Петр Ловыгин: «В четырех стенах может родиться искусство»
© Petr Lovigin 2008, «Fall in love»

Петр Ловыгин: «В четырех стенах может родиться искусство»
© Petr Lovigin 2006 «Fall in love.God 2»

- Будет ли продолжение?

- Нет, продолжения не будет. У меня есть  такая идея, если я проживу в фотографии хотя бы еще лет пять, накоплю опыта, серий, героев, то лет через десять снять их и других своих героев лет через десять, показать что с ними стало за это время. Но не в том же самом замысле, а просто их рядом стоящих, портреты. Вот Юля из «fall in love» родила в начале июля ребенка, это же наверняка изменит их обоих, и их занятия танцами, тренировки, репетиции… И с другими героями других серий хотелось бы сделать тоже самое, я хотел бы снять тех, кто снимался в «Волке Изумрудноесердце», может опять в маске... В общем, посмотрим, до этого еще достаточно далеко.

- А как уживаются разные герои из разных серий в одной Вашей жизни?

- Спокойно уживаются. Можно даже проследить, что на одном из кадров на каждой из последующих серий возникает герой из предыдущей. Поскольку это такая единая структура, единая страна, вымышленная, и они - герои, которые наполняют эту страну, они естественно между собой там пересекаются. Как если бы я жил в какой-то маленькой деревне, вышел и встретил, например, Лешу Булкина. Потом я каждый день его буду встречать, потому что мы на одной улице живем и больше улиц в этой деревне нет. Так же и здесь - как бы сюжетная линия у одного героя не выстраивалась, она может запросто пересечься с другой. А то, что они достаточно разноплановые и разнокалиберные, кто-то вымышленный, кто-то нет – это даже хорошо.

- Будут ли новые, недостающие буквы в азбуке костарики?

- Если появятся герои. На самом деле есть по нескольку героев на одну букву. Даже была конкуренция, и кое-кто даже обиделся, что он планировался на одну букву, а она досталась кому-то другому.  Я всегда думал, что на букву «Р» никого не будет, потому что букву «Р» я не выговариваю. Но потом подумал, пускай будет Роналдиньо. На тот момент, когда я составлял Азбуку, не было полного собрания. Но это и хорошо, значит поиск не будет останавливаться и есть стимул для развития,  для придумки новых героев.

Петр Ловыгин: «В четырех стенах может родиться искусство»
© Petr Lovigin 2009 «Костариканская азбука»

- А как Вы выбирали героев для проекта «Такеши Китано и другие иконы»?

- Если мне человек или персонаж интересен. К Распутину, допустим, можно как угодно относится, к его роли в истории России, и оценивать, насколько это был отрицательный или положительный персонаж. Но для меня, это абсолютно мифическая и загадочная личность в русской истории, поэтому этот человек меня очень притягивает. Да, тут вопрос на притягательности, не более того. Очень интересный персонаж Саддам Хусейн¸ очень интересный  на уровне мировой истории. Можно как угодно относится к его роли: американцы скажут, что он плохой, на самом деле это нужно еще посмотреть, потому что не всегда новый правитель лучше старого. И для Ирака та же самая ситуация.

Петр Ловыгин: «В четырех стенах может родиться искусство»
© Petr Lovigin 2010 «Einstein» Из проекта «Такеши Китано и другие иконы»

Петр Ловыгин: «В четырех стенах может родиться искусство»
© Petr Lovigin 2010 «Мао, мой Мао» Из проекта «Такеши Китано и другие иконы»

- Пленка или цифра?

- Цифра (смеется). Все… Когда не было цифровых, мы же все на эти мыльницы фотографировали, и я фотографировал, просто не на чем было другом. Вот тогда был мой единственный контакт с пленкой. Но я, естественно, никогда сам ничего сам не проявлял. И вот в начале лета мне дали пленочный фотоаппарат для ломографии. В общем, неудачный роман у нас с ней случился, это не мое, наверное, просто.

- Фотошоп – это инструмент или может быть что-то большее?

- Если в кадр вносится эстетика посредством фотошопа, почему бы и нет? Я ему благодарен, благодарен компании, которая его придумала. Один мальчик после моего мастер-класса в Волгограде прислал фотографии – зацените, вот результат Вашего мастер-класса. И он с такой гордостью это написал, я посмотрел – господи! Мне стало стыдно за мой мастер-класс, потому что это совсем не то, чему я учил. Ну как так можно? Это руки надо просто обрубать за такое использование фотошопа и компиляцию того, чему я учу. Я же не хочу, чтобы это копировали. Это российская школа: подражать, копировать. Но зачем?  Я показываю все это, чтобы люди придумали что-то свое, что-то новое. Этот мальчик все собрал в одно – fall in love, бабушек с мячом, стилистику фотографий…

- Хотел в одной картинке собрать все, чему научился.

- Нет, там целая серия, свадебная фотогарфия, кадров 15. Каждый – просто шедевр.

- Почему выбрали стиль старой фотографии и стиль молескин для книги «Costarica-Soul»?

- Во-первых, мне это близко, я с годами со всем этим сжился. Во-вторых, я вижу, что это мало у кого развито, за счет этого удалось найти собственный язык. А молескин, не знаю, просто у Гришковца выходили книги в таком формате, с одной из них я работал над иллюстрациями. Мне абсолютно этот формат подходит. Я терпеть не могу вертикальные фотографии, я люблю горизонтальные, и в этот формат молескина они входят как нельзя лучше.

Петр Ловыгин: «В четырех стенах может родиться искусство»
© Petr Lovigin 2009 «Costarica-Soul»

- У Вас есть список фильмов, музыки, которые оказали на Вас влияние. Как Вы переносите их влияние на свою жизнь, насколько сильно?

- Сильное влияние. Раньше было больше, потому что раньше я больше смотрел, было больше свободного времени. Сейчас я фильм использую как инструмент ко сну: я ложусь спать, включаю фильм и, естественно, до конца не досматриваю. Т.е. я могу один фильм смотреть пять дней, например. И книги я конечно раньше больше читал.

Петр Ловыгин: «В четырех стенах может родиться искусство»
© Petr Lovigin 12 моих любимых фильмов

Петр Ловыгин: «В четырех стенах может родиться искусство»
© Petr Lovigin  Двенадцать книг, которым я особенно благодарен

- Почему нет списка фотографов?

- Нет фотографов, которые оказали на меня влияние, это заменилось режиссерами. Я не учился никогда, у меня нет книжек по фотографии дома, они мне не нужны. Есть фильм, который на меня повлиял, есть книга, т.е. все влияние оттуда. Почему-то все думают, что фотографы учатся у фотографов. Нет. Вообще учиться ни у кого не надо, школа – это  не то чтобы плохо, но ты начинаешь компилировать своего учителя. А собственный язык можно найти, только уединившись и работая. Я не знаю, может у кого есть другая мысль, но я считаю, что в четырех стенах как раз может родиться искусство. Не выходя со двора, можно познать мир, – говорил Лао-Цзы в Дао дэ Цзине. Здесь тоже самое.

Петр Ловыгин: «В четырех стенах может родиться искусство»
© Arthur Gapanovich

Петр Ловыгин: «В четырех стенах может родиться искусство»
© Arthur Gapanovich

На этой философской ноте мы завершили беседу, и Петр поспешил к заждавшимся слушателям. Показанные на мастер-классе фотографии и серии, произвели совершенно другой эффект, нежели просмотренные в его ЖЖ или в книге. Фотографий было много, это были все серии полностью, не обрезанные-урезанные-сокращенные, а дышавшие полной грудью, основательные и даже подробные. Приправленные рассказом об их создании и о героях, они открыли Ловыгина. Нет, не иначе и не по-другому, а просто открыли.
Еще долго я буду вспоминать эту встречу, искать в ней вдохновение, новые идеи и с нетерпением ждать новых героев и новых образов самой оранжевой и сказочной страны костарики.

Таня Федоренко

 

Normal 0 false false false MicrosoftInternetExplorer4

©petr lovigin, 2006 «Jamaica»