- Господин Занусси, какое место фотография занимает в Вашей жизни?

- Вы знаете, я всегда с собой ношу фотокамеру. Мой дядя был профессиональным фотографом-художником в 20-30 годы. Он уже в то время делал цветную фотографию. У него есть фотографии Львова и других городов. И это очень интересно, какая была технология получения цвета в то время.

Фотография - это, конечно, память. Наша личная память все не держит, она перегружена. У меня 30 огромных альбомов со всей жизни. С детства кто-то постоянно собирал фотографии в альбомы. Я не верю экрану. Надо сесть и смотреть именно фотографию. Хотя сегодня альбомы меня уже пугают. Я вижу уже столько лиц, которые забыл, вижу столько мест, которые я сам и не помню, но помню как фотографировал… Это даже страшно иногда. Но я сам постоянно фотографирую.

Кшиштоф Занусси в Минске

- У Вас цифровой фотоаппарат?

- Нет! Конечно пленочный! Я с трудом покупаю новые, потому как те, которые у меня были – не выпускают. Жена фотографирует на цифровую камеру. А я нет. Должно быть решение - сделать фотографию. И делать одну фотографию, не больше. Все делают пять, а пять - это электронные. Одна - это решение.

- Цифра изменила фотографию?

- Конечно. Она стала очень доступной. Сейчас можно снять много и выбрать одну. А искусство - это, повторюсь, решение, а не случайность. Если вы делаете сто фотографий, даже не смотря, что фотографируете – это не искусство. Случайное может быть хорошим, но выбор приходит позже, перед экраном. А раньше – в тот момент, когда нажимали кнопку.

- Вы сформировались в 50-60 годы. Был послевоенный романтизм, позитивное отношение к жизни. И в искусстве это очень чувствовалось. Особенно в кино. А сегодняшние тенденции в искусстве – как бы вы их прокомментировали?

- Трудно сказать. Мы вошли в общество потребления, которого раньше не было. И в Европе в этом смысле немного потерялись. Но думаю, это переходный период. Будет формироваться новая элита, новая доступность произведений искусства. Есть формы искусства, которые сегодня находятся в определенном тупике. Думаю, живопись, скульптура вошли в такой период, что я уже не вижу смысла в том, что там происходит. С музыкой тоже неизвестно, что происходит. С высокой музыкой. Что в поп-музыке – тут все очевидно. Но театр, кино, архитектура – процветают. Перемены есть. И мы пока находимся в непонятном моменте.

Кшиштоф Занусси и Валерий Ведренко

- В Польше тоже?

- Конечно. Как и во всей Европе. Все музеи современного искусства, что они там показывают? Директора решают, кто великий, кто не великий – это все очень подозрительно. Это никто не проверяет, это никто не покупает. Люди не хотят такое в свои дома. Я даже вижу, что происходит с фотографией. Качество фотографии зависит от имени. Эта фотография сделана таким-то, он известный, значит она хорошая. И она продается. А в ней на самом деле ничего нет.

- Скажите, пожалуйста, есть ли у Вас любимые авторы?

- Много. Начиная от Картье-Брессона, которого я хорошо помню… В Польше мне были близки Дорис, Насировска, Плевиньский. Это фотографы портретные, этим они мне и близки. Но были и другие. Гениальные репортажные фотографы.

 

- А знаете ли Вы кого-нибудь из белорусских фотографов?

- Нет, к сожалению, не знаю. У нас очень слабые контакты

- Спасибо, господин Занусси, за это маленькое, но ёмкое интервью.

Справка:
Кшиштоф Занусси (Krzysztof Zanussi) — известный польский кинорежиссёр. Лауреат Государственной премии Польши, член Европейской академии кино, лауреат международных кинофестивалей, обладатель призов «Давид Донателло», «Люмьер» и имени Витторио Де Сики.

Минск, ноябрь 2009
Беседовал Валерий Ведренко, специально для znyata.com