Баннер

Для бессмертия. «Белорусский амбротип - 2»


«Под сегодняшним увлечением дагерротипами, стереоскопическими открытками, фотографическими визитными карточками, семейными снимками, произведениями забытых провинциальных и коммерческих фотографов конца XIX — начала XX века кроется ностальгия по некоему девственному прошлому фотографии».
Сьюзен Cонтаг, «О фотографии», 1977

Что и Как.  В современной фотографии многое определяется последовательностью этих вопросов.

Что? Conceptual art. Чаще цифра. Актуальные темы. Визуальные тексты. Семиотика. Новая пиктография. Сообщить, не отвлекая на иллюстрацию. Не путать литературу и каллиграфию.

Как? Fine art. Чаще аналог. Здесь объект – только повод сделать шедевр и проявить мастерство. Техники, сложные в исполнении, компенсируют простоту замысла.

Смыслы часто утрачивают актуальность. Материальный предмет легче сохранить и можно переосмысливать хоть по сто раз на дню.

Зачем? Для бессмертия.

Вначале будет слепящий свет прямо в глаза, вас попросят сидеть неподвижно, не моргать и не щуриться.

Для бессмертия. «Белорусский амбротип - 2». Текст Александра Морунова

Амбротипия (от др.-греч. ἄμβροτος — «бессмертный», и τύπος — «отпечаток») — ранний фотографический процесс, описанный в начале 1850-х годов изобретателем коллодионного процесса Фредериком Арчером. Патент № 11267 на технологию получен 11 июля 1854 года фотографом Джеймсом Каттингом. Каттинг посчитал изобретение настолько значимым, что добавил к своему имени приставку «Амброуз», и стал называться Джеймс Амброуз (aka Бессмертный) Каттинг. Уже в 1860-е амбротипия вытесняется другими техниками, время от времени возрождаясь впоследствии. Просто выходит из моды и снова возвращается.

Стекло, серебро, герметично залакированный коллодий. Срок годности тысячи лет. Сходство с фаюмским портретом получается не только из долговечности материалов. Порадуйте археологов отдаленного будущего эксклюзивной аватаркой. 

Если верить миссис Cонтаг, наше современное общество будучи отчуждено от корней и традиций, не нашло новых скреп и опор, испытывает фрустрацию, и особенно тяготеет к тем вечным образам, которые связывали бы вместе прошлое, настоящее и возможное будущее. Современное искусство, апеллирующее к интеллекту больше, чем к чувствам, также актуализирует всё штучное, крафтовое, теплое, ламповое, осязаемое, иконолатрическое. Это находит поддержку арт-рынка и тешит извечное чувство собственника – обладателя уникального произведения. Эти снимки имеют ауру. Игра света в толще стекла создает как бы голографический 3D-эффект.

Для бессмертия. «Белорусский амбротип - 2». Текст Александра Морунова

Для тех, кто считает, что всё уже видел онлайн – это были не амбротипы. Только их фотографии. Чтобы понять эту разницу, стоит посетить выставку самому и рассматривать без посредников. В ноябре-декабре прошлого года ее можно было видеть в минской «Кніжнай шафе». Сейчас, и до 2 марта включительно, в Гомеле, в музее фотографии и печати. В апреле запланирован Витебск. В Минске экспонировались работы шести авторов. В Гомеле – четверых. Это обусловлено особенностями помещения и уровнем мастерства каждого. Получилось меньше, но лучшие. Список авторов и работ каждой выставки не идентичен, как живое исполнение музыкального коллектива на каждом отдельном концерте. Впрочем, как в Минске, так и в Гомеле иеротопия выставочного пространства настолько удачна, что при должной работе куратора позволяет на пространство не отвлекаться. 

О произведениях. Парадоксально: в представленных амбротипах почти нет ретромании. Бытовые зарисовки, арт и классические портреты. Сама техника съемки дает мнимую стилизацию, но это, как правило, не подражание прошлому. Именно современная фотография в ретро технике. Якобы найдены где-то на чердаке старые стекла… Трикстерам и реконструкторам на заметку.

О пространстве. В Гомеле на улице Коммунаров, до 7, есть музей фотографии и печати. В Минске до сих пор нет. В Гомеле первый на территории Беларуси. С сентября 2015 года.

Для бессмертия. «Белорусский амбротип - 2». Текст Александра Морунова

В музее три зала: постоянная экспозиция печати, постоянная – фотографии, и пространство для выставочных проектов. Его фактическим основателем, как учреждения и коллекции, в помещении старого фотоателье (на балансе Гомельского горисполкома!) стал фотограф и коллекционер Леонид Борисович Пинский. Можно представить, скольких усилий это потребовало. Зачем? Примерно затем же, зачем возрождать забытую фотографическую технологию – видимо, для бессмертия. Но не только. 


Для бессмертия. «Белорусский амбротип - 2». Текст Александра Морунова

Для бессмертия. «Белорусский амбротип - 2». Текст Александра Морунова

Для бессмертия. «Белорусский амбротип - 2». Текст Александра Морунова

Для бессмертия. «Белорусский амбротип - 2». Текст Александра Морунова

Для бессмертия. «Белорусский амбротип - 2». Текст Александра Морунова


Для бессмертия. «Белорусский амбротип - 2». Текст Александра Морунова

Для бессмертия. «Белорусский амбротип - 2». Текст Александра Морунова

Для бессмертия. «Белорусский амбротип - 2». Текст Александра Морунова

Фото: Александр Морунов

Под сегодняшним увлечением дагерротипами, стереоскопическими открытками, фотографическими визитными карточками, семейными снимками, произведениями забытых провинциальных и коммерческих фотографов конца XIX — начала XX века кроется ностальгия по некоему девственному прошлому фотографии., Сьюзен Зонтаг, «О фотографии» 1977


Для бессмертия. «Белорусский амбротип - 2»
 

поиск по сайту

Баннер

Баннер