главная о фото статьи Метаморфозы пространства

Метаморфозы пространства


Что такое фотография? С одной стороны, это отпечаток событий, слепок, свидетельство реальности. Но в фотографии наблюдаемое художником сплетается с его идеями, пониманием мира, с выхваченным моментом и интерпретацией. Желание автора сказать что-то о состоянии, месте, событии, по сути, отрывают снимок  от реальности, изменяют его и делают совершенно отдельным от того мира, с которым он не так давно был неразделим.  Более того, цифровые технологии дают массу возможностей для еще большего разрыва.

Но на самом деле, фотография с самого своего рождения лишь косвенно была связана с реальной жизнью, с происходящим вокруг. Автор всегда привносил в кадр собственный взгляд, свой выбор объекта, ракурса и отношения к снимаемому. Поэтому фотография никогда не была объективным отражением, а лишь свидетельством, субъективным свидетельством реальности. Ведь что такое «реальность», «объективная реальность»? Это совокупность всех происходящих событий, явлений во многих местах. Уследить и увидеть всю эту целостность, в силу объективных причин, невозможно. Поэтому фотограф, как и любой другой человек, является свидетелем своей собственной и иногда части чьей-то другой реальности. И фотография лишь косвенно указывает на предмет или на некую связь с предметом или объектом съемки.

С развитием технологий и фотографических идей появилась возможность еще более глубокого анализа изображения и его интерпретации. Фотография превращается не просто в свидетельство события, но в способ передачи ощущений, эмоций, чувств. Достигается это различными способами интерпретации и обработки изображений, но в контексте данного разговора хочется обратить внимание на цифровую фотографию и на такой способ интерпретации, как монтаж. Навела меня на такие размышления выставка «Апостолы Гервят» Валерия Ведренко. Возможно, кто-то скажет, что такие работы вовсе нельзя считать фотографией, кто-то определит как новое направление, а кто-то сочтет банальным развлечением. Но в первую очередь, для всего этого нужно придумать особый термин, и я думаю, такое слово и значение в скором времени появится. Здесь нужно сказать еще и о том, что такое направление в фотографии интересно как художникам  и фотографам, так и зрителям.

Для того, чтобы не просто знать, но ощутить предмет разговора, думаю, не лишним будет вспомнить ощущения и мысли, пришедшие на ум, после проникновения в выставку.

Фото: Валерий Ведренко

Красный костел, проникнутый тихим шепотом прихожан и теплым светом. Спускаюсь вниз, словно по зову сердца. В темном помещении – фотографии. Зал озаряется светом. Костел Гервят, величественный и словно кем-то забытый, как жемчужина в густой осоке. Вокруг – пруд, старые покосившиеся деревянные домики, парники, клумбы. На монохромных фотографиях как будто застыл далекий век. В них тишина и спокойствие, уют Гервят и невозмутимое величие Храма Господня. Тонкие линии храма прорезаются в бескрайнее небо, легким нежным покрывалом лежит снег. Время остановилось, застыло, его просто не существует.

Фото: Валерий Ведренко

И вдруг пространство прорезает цвет, огонь, другой, фантастический, даже пугающий мир. Время сделало глубокий вдох и снова замерло. Но, наверное, именно этот вздох и заставил фотографа изменить тишине и спокойствию фотографии и вызвать из небытия (а может и с небес) невидимые души Апостолов. И, приземлившись на землю, они всполошили ее, но только лишь на мгновение. А дальше – снова тишина, только еле слышные голоса. И образы, многогранные и многоликие. В каждый снимок нужно всматриваться, вглядываться, вчитываться, чтобы понять мысли ангелов, чтобы услышать их неуловимый шепот. О чем они шепчут? О чем они думают? Что они знают?

Фото: Валерий Ведренко

Каждая фотография сложно и неоднозначно показывает небесных посланцев. Дева Мария смотрящая вдаль, сквозь храм, сквозь слетающий снег, другой апостол, суровым взглядом вонзившийся в пространство перед собой. А в его голове страдания и печали. Он унесет их с собой. Другой апостол смотрит прямо на меня, глаза в глаза, и я вижу свое отражение в его лице. За нами храм, и, кажется, он вот-вот рухнет, пропадет, исчезнет с лица земл
и. На стенах сквозь дым сочиться кровь. Кровь мучеников, кровь ангелов, страдающих за спасение других. Они молятся, скорбят и не веселы их думы. В каменных лицах застыла боль, и образы, возникающие за их спинами, еще больше усиливают трагичность обстоятельств.

А теперь вернемся к жизни, реальности и фотографии.

Образы «Апостолов» рождались в хронометрической последовательности. Сначала съемки места, которое вдохновляло, было интересным и новым: деревня Гервяты, костел.  Потом,  впечатления, которые буквально захлестнули художника по приезду домой. А затем, работа над новой реальностью, над пониманием, интерпретацией и созданием выставки. Стиль, по сути, остается стилем Ведренко – мистические миры, созданные монтажно, сложно, где один образ пробивается через другой, и страшные, даже жутковатые мотивы, которые неотступно преследуют автора во всех его работах. Может быть, он сам уже не замечает этой напряжённости.

Интерпретация интерпретации – двойной отход от реальности, проникновение в другие миры подсознания и уникальная интерпретация религиозности, как чувства. Она исходит как от самого автора и от его работ,  так и от самого зрителя, проникающего в образы и переосмысливающего их.

Но что же такое интерпретация воспоминаний, интерпретация места и понимания, искажение реальности и создание нового пространства? Валерий Ведренко называет это «фотопластика». Технически, это фотографии сделанные в фотошопе, основанные на рабочих кадрах определенного места, которые в буквальном смысле перемешиваются и сливаются в одну работу. Образы рождаются из воспоминаний, и пространство формируется как будто само собой.

И здесь хочется отметить особенную возможность фотографий Валерия Ведренко вызвать реакцию религиозного трепета и погруженности в уникальную атмосферу, имеющую непосредственное отношение к чувству божественного. Во-первых, потому что мы виртуально находимся внутри пространства костела. Во-вторых, потому что образы, рожденные автором, основаны на исследовании пространства храма и связанных с ним воспоминаний. И, в-третьих, сами образы работают для зрителя в заданном направлении:  дают возможность погрузиться и ощутить атмосферу мира, созданного художником.

Внимания заслуживает и тот факт, что Ведренко представил серию авторских работ, посвящённых одному костёлу, что является редкостью для нашей фотографии, предлагающей зрителю традиционные подходы в съемках архитектуры.

В случае с выставкой «Апостолы Гервят» Валерий Ведренко поступил корректно для зрителя. Чтобы не бросать его в гущу своих фантазий, он показал зрителю место, с которого все начиналось, то место, где он искал и нашел вдохновение, и где родились мысли и многоликие образы. В итоге получились две экспозиции, практически никак друг с другом не связанные, кроме того факта, что это одно и то же пространство, и что из одного родилось другое.

Эта разность в чувствах мешала одним махом почувствовать самое главное – другой мир, который создал художник. Если  уж и создавать двуликую экспозицию, то лучше и сознательно и физически ее разделить.

Новая серия фотографий, вдохновленная Гервятами, родилась буквально после открытия выставки. Мысль художника не прекратила свой бег даже когда фотографии уже интерпретировали зрители и коллеги. Это наоборот подстегнуло художника еще раз, иначе, взглянуть как на снимки, так и на свои личные переживания этого места и его ощущений.

Фото: Валерий Ведренко

В новой серии большую роль сыграли все пройденные этапы, особенно в выборе цветового решения. Все начиналось с монохромных серо-белых  снимков костела и окрестностей, затем в этот серый прорезается активный красный, оранжевый и желтый, в последних фотографиях автор приходит к монохромной гамме умбры. Эти фотографии получились драматичнее, пронзительнее, но в  то же время прозрачнее и торжественнее. Скорее всего, из-за ослепительного солнца, пронизавшего пространство храма и воспоминания автора. Свет, весомый, ощутимый, яркий, наполняет костел и формирует его, являясь центром композиции. Хотя не все так просто и позитивно в этом храме. Как и в предыдущей серии, в этой Ведренко сохранил мрачные образы и настроения.

Фото: Валерий Ведренко

На фотографиях нет ни одного живого человека, только одинокий старик, словно затерялся в складках фантазий автора. Но и он вот-вот покинет это странное место. И вот вопрос: отчего же нет людей там, где они – воплощение веры, любви и традиции? Неужели не осталось ни одного человека, способного открыто и честно верить? Неужели только каменные статуи апостолов способны сохранить и передать веру, надежду, любовь?...

У меня нет ответа на этот вопрос. Этот вопрос каждый должен задать себе и сам на него ответить.

В связи с фотопластикой вспоминаются несколько авторов, которых непременно хочется упомянуть в разговоре.

Работа канадского фотографа Джеффа Уолла (Jeff Wall) «Вид из комнаты»

Работа канадского фотографа Джеффа Уолла (Jeff Wall) «Вид из комнаты», на первый взгляд не представляет ничего особенного: две девушки живут в квартире у порта. Но история фотографии свидетельствует об обратном:  эта реальность специально создана фотографом и для того, чтобы сделать этот кадр, он потратил около года. Квартира съемная, девушке было заплачено за работу по обустройству и жизни в квартире, и итоговый кадр был смонтирован из нескольких (как минимум двух – фотографии квартиры и фотографии вида из окна). После полученного кадра этой квартиры в таком виде больше нет.

Фотограф Здислав Бексинский

Но фантазии заводят мыслителей искусства порой в страшные, жуткие миры, где от реальности совсем ничего не остается, даже воспоминания. Я говорю о польском фотографе и художнике Здиславе Бексинском (Zdislaw Beksinski). Созданные с помощью цифровых технологий, его миры страшны и опасны.

Джоэль-Питер Виткин

Джоэль-Питер Виткин – этот автор не нуждается в представлении. При малейшем упоминании его фамилии вспоминаются жуткие образы, созданные самим дьяволом. Многие, наоборот, говорят, что его фотографии  - воплощение христианства. Но тут он мне вспомнился не столько образами, сколько его техникой работы над ними. Стремясь передать атмосферу другого мира, в который он верил и в котором он жил, Виткин использовал, казалось бы, любые средства. Чтобы передать не только внешность, но и запах и даже ощущение прикосновения, он использует монтаж. Соединяя разные миры и пространства, он создает свой придуманный, но фотографически, до ужаса реальный мир. Причина этому, конечно, не только монтаж и склеивание  вымышленных и реальных образов. Дело, мне кажется, во внутреннем ощущении правдивости созданных образов и вере в них, как в реальных.

Так и Валерий Ведренко, словно слышит мысли апостолов, точно знает, как звучат голоса в храме, ощущает, как скрипят двери и что происходит в костёле,  когда там никого нет. Основа этого мира существует в реальности, но фантазии унесли самого автора далеко за пределы ощущаемых физических стен и холодного зимнего ветра.

Биты, байты, килобайты… Мир технологий, на самом деле, не такой уж плохой мир. А мир фотографии всегда был загадочным, неоднозначным и далеко не всегда правдивым. Встретившись, эти две абсолютно разных сферы стали основой другой фотографии и другой реальности. Фотография была создана зафиксировать мир так, как видит его человек. Но как оказалось, и фотография выявила эту разницу наиболее показательно, все мы воспринимаем реальность очень субъективна, и каждый живет в своем собственном мире. Фотография – это своего рода универсальный язык, с помощью которого мы можем показать свои мысли и свое видение. И для каждого отдельного автора его созданный мир будет  реальным и правильным. Фотографии такого жанра и стилистики, или иначе - «фотопластики», будут еще долго вызывать споры, негодования с одной стороны и восторги, с другой. Важнее, что о ней стали говорить и на нее стали обращать внимание. И сейчас важно определиться с тем, на какую полку поставить этот альбом, и понять, какие книги будут стоять рядом.

В искусстве нет правых и виновных, правильных и не правильных, а есть диалог, понимание и решение. Пройдет еще какое-то время (у нас, как всегда, его потребуется лет на 30 больше), и появиться что-то новое и неизведанное, и о сегодняшних спорах забудут, а у неизвестного сегодня жанра появиться и место, и термин и история.

Автор: Таня Федоренко, искусствовед


Метаморфозы пространства
 


поиск по сайту

Баннер

Баннер


главная о фото статьи Метаморфозы пространства