Баннер

главная о фото интервью Алексей Никишин: «Мне нужен смысл!»

Алексей Никишин: «Мне нужен смысл!»


Поделиться

Алексей Никишин фотографирует, путешествует, сотрудничает с журналами, делает проекты с актерами театра, постоянно ищет и экспериментирует. Одним словом - движется. Куда, зачем и в чем смысл - мы спросили у самого Алексея.

Алексей Никишин: «Мне нужен смысл!»

- С чего все начиналось?


- Я сфотографировал нескольких молодых актрис. А вообще начинал как все – снимал все подряд и не знал, что я хочу. Это постепенно выстраивалось, и теперь я точно знаю, что могу снимать портрет, что хочу снимать жанр, и точно знаю, что и как я не хочу снимать.

- То есть ты вышел из фотолюбителей?

- Да. Пожалуй, я им и остался. Я не считаю себя профессионалом.

- Какое ты получил образование?


- Инженер, у меня высшее техническое образование с красным дипломом.

- А когда начал путь в фотографии, размещался на фотосайтах?

- Да, на том же photosight.ru очень многому научился. Я всегда выставлял портреты, снимал ню. С тех пор, у меня есть две работы, за одну я получил золотую медаль в Австрии, за другую «Фотограф года» в Великобритании. Но в какой-то момент меня перестало это интересовать. Я перестал публиковать работы на фотокомьюнити, мнение массового зрителя для меня стало совсем не интересно. Мне стал интересен смысл в фотографии, а смысл - субстанция не общедоступная и даже может непопулярная.

- Какова причина? Что послужило толчком к росту?

- Бывает, встречаешь людей, которые что-то меняют в тебе. А бывает, просто сам растешь и уже не можешь говорить тем языком, которым ты говорил 3-5 лет назад. Ты же меняешься, меняется время и мир вокруг тебя тоже меняется. Поэтому человеку искусства нужен постоянный поиск. Считается ведь только то новое, что ты открыл для себя и для людей. Искусство должно изменить в человеке - в людях, которые увидели твои работы. Они должны выйти в выставки другими. Только тогда оно (искусство) имеет смысл. А красивые фотографии женщин и природы - это скучно.

Красивых фотографий очень много. Особенно фотографий природы. Но это не те фотографии, которые мне хочется. Сара Мун, Майкл Кенна, Масао Ямамото – у них другая природа. Они говорят, что природа красива не зелеными листьями. Они ищут в природе символы жизни. Вот такая фотография мне нравится. Фотография, несущая и открывающая новый взгляд на привычные вещи. Это важно – видеть в обычном пакетике с сахаром что-то другое. Если ты можешь это рассказать зрителю, и он откроет для себя что-то новое, присвоит себе и будет пользоваться твоим опытом как своим – вот это хорошо. Ради этих открытий стоит жить и снимать.

Алексей Никишин: «Мне нужен смысл!»

- Какие сайты посещаешь в Интернете?

- Практически ничего не посещаю. Поэтому не могу ничего порекомендовать. Иногда я просто нахожу фамилию какого-либо фотографа, ввожу в поисковике, читаю о нем, смотрю фотографии. К примеру, сейчас хочу посмотреть японцев. На японской фотографии я бы хотел поучиться. Это другое измерение! Они с детства образованы, с духом иной культуры. У нас такого нет – что успел нахватать, то и используешь. А японцы – каждый может писать хокку, настолько они чувствуют мир. В их поэзии нет рифмы в европейском понимании. Рифмы нет – но есть поэзия. И та же поэзия в японской фотографии.

- Есть ли кто-либо, кто оказал существенное влияние на тебя? Может кто-то, кого можешь назвать учителем?

- Так сразу – никого. У меня есть очень хорошие друзья, которые занимаются другими областями искусства. Скорее они мои проводники. Они в фотографии ничего не понимают. Вот так и живем – говорим друг другу и зрителю на разных языках об одном и том же, пытаясь услышать и понять. Мы вместе смотрим хорошее кино, спектакли, смотрим книжки с картинками, обсуждаем. Вот совсем недавно обсуждали Гарри Виногранда и Куделку.  

- Сколько работ на сегодняшний день из твоего архива делают тебя счастливым?

- Одна. «Большая фотография про девочку с крыльями, ее крест и ее круг на мостовой». Мне кажется, в ней есть все и это все сказано.

Есть работы, которые я показываю на мастер-классах - вот под ними я готов поставить свою подпись в книге или на выставке. Я снимаю 10 лет, но всего, получается, могу показать порядка 30-40 портретов, жанр – около 20 фотографий. Какие-то фотографии перестают быть значимыми для меня с течением времени…

Алексей Никишин: «Мне нужен смысл!»

- А много снимаешь?

- Каждую неделю по 3-4 съемки. Часть – для себя, часть – коммерческие заказы. В поездках – около 50 пленок на каждую.

- Что ты сейчас снимаешь не за деньги?

- Мы сняли большой проект с «Дом-2». Этот проект получился очень неоднозначным. Надеюсь, он откроет зрителю новый взгляд не только не только на себя, меня, на современную фотографию, но и на наш мир в целом.  Проект об этом. В планах выставка Москве в арт-центре «Винзавод», 15 выставок по регионам России, фотоальбом.

Еще один проект – афиша для нового спектакля театра Фоменко «Пять вечеров», который ставит Виктор Рыжаков. Проект уже снят, теперь надо все собрать. Идея афиши такова, что я должен своими словами (своими художественными средствами) заново передать суть спектакля. Не снять сцену  из спектакля, а взять идею, заложенную в спектакль, перерассмотреть ее и сделать одну фотографию, которая бы говорила о смысле того, о чем говорят актеры на сцене в течение полутора часов. Чтобы смысл вышел наружу. Мы уже придумали, как это сделать, на каких точках построить картинку. И я уже все это собрал.

Алексей Никишин: «Мне нужен смысл!»

- У тебя все заказы настолько интересные? Ты так увлеченно рассказываешь…

- Это очень сложная работа и, конечно, далеко не все съемки такие. Но это мои друзья и это большая ответственность перед всеми ними. Спектакль будет очень хорошим! И я чувствую себя частью этого спектакля.

- А какие коммерческие заказы приходят? Портреты?


- В основном это психологические портреты для журналов, заказные семейные и персональные портреты, фотографии для театральных афиш. Иногда бывает жанровые заказы.

- Это очень интересно! Не считаешь ли ты своей заслугой то, что люди хотят получить именно психологический портрет? Например, сложно представить, что люди сознательно шли на это.

- Ко мне приходят люди зрелые, серьезные люди. И они идут не за психологическим портретом. Они идут к хорошему фотографу, потому как чувствуют, что будут на фотографиях настоящими. Заказчик не видит психологических портретов, заказчик видит фотографии. И хочет себе такие. Он не хочет быть красивым, но непохожим на себя. Он хочет, чтобы фотограф снял суть. То, что есть сейчас, его настоящее.

Алексей Никишин: «Мне нужен смысл!»
Актриса: Полина Агуреева

- Интересен сам момент, как они приходят к тому, что хотят именно такие фотографии?


- Они видят фотографии у своих друзей, знакомых. Я в свое время снимал руководство Coca-Cola. Теперь эти фотографии ставят везде. Люди видят снимки и спрашивают, кто это снимал.

Люди дарят съемку друг другу на День рождения. Плюс часто мужья дарят своим женам. Я снимаю практически  то же самое, что и на сайте – эмоциональных, живых людей. Если человек смеется – он смеется по-настоящему. Это очень важно. Людям не нужно позерство. Люди идут за настоящим, свободными фотографиями.

- Они приходят еще раз?

- Как правило, нет. Приходят их друзья… Кто-то проявлялся через 2-3 года. Но чаще нет. Скорее всего они понимают, что после меня можно не сниматься лет 5 точно. Не то, чтобы это вечная фотография. Но 5 лет для нее точно не срок.  :)

- С кем интереснее работать – с женщинами или мужчинами?

- Неважно. Я не разделяю людей на мужчин и женщин. Я делю по другим критериям. Девочки 16 лет ко мне за портфолио не едут, им еще не хватает подготовки, чтобы понять мои фотографии. Они считают, что фотография должна быть такой, как в еженедельном журнале с программой ТВ. Моих фотографий там не бывает.

Раз человек принял решение заплатить деньги за то, что снимаю я – значит он в определенной степени уже подготовлен. Это не значит, что он обязательно разбирается в искусстве.  Но он чувствует, что ему нужно это. Поэтому мне с ними просто. Я никогда не снимал чиновников или директоров металлургических заводов. Кажется, это тоже не моя аудитория. Приезжают владельцы трансконтинентальных компаний, IT-компаний, известный актеры и режиссеры - те, кто воспитан на чем-то новом.

- У тебя есть цель снять кого-то конкретного?

- Вообще не хочу больше никого снимать! Творческий период со звездами, музыкантами, актерами  - закончен. Есть 2-3 человека, кого я бы хотел снять. Но охотиться за ними я не буду. Просто подожду, пока они придут сами. Это вопрос только времени.

Алексей Никишин: «Мне нужен смысл!»
Режиссер Кирилл Серебренников

- Нет ли желания снять Путина, Медведева?

- Нет такого страстного желания. Но если представится возможность, я бы поработал с удовольствием. Многие мои западные коллеги - Платон, Терри Ричардсон, работы которых мне нравятся и близки, снимали президентов.

- Ты не раз упоминал, что портреты тебя увлекают все меньше, и ты стремишься к жанровому направлению. В сторону Брессона…

- Мне нравится французская гуманистическая фотография, которую снимали после войны. Нравятся Брессон, Буба, Брассай, Брессон, Дуано. Они снимали счастье в очень непростое время. Мне это близко. Но слишком понятно.

Идти я хочу к другому – очень хочется научиться не то, чтобы режиссировать, но управлять съемкой так, чтобы я мог выразить смысл через фотографию. Сейчас я этот смысл забираю или ищу в уже отснятых фотографиях. Это то, что у меня сейчас происходит в жанре – я снимаю так, как хочется, а потом смотрю, что получилось. А мне хотелось бы научиться выстраивать свою фотографию в рамках смысла, говорить своей фотографией о том, о котором я хочу. Хельмут Ньютон снимал не репортерские фотографии. Ля Шапель тоже. Они выстраивали на фотографии тот смысл, который он хотели показать зрителю. Я хочу, чтобы смысл моей фотографии не сам появлялся, а я знал, что я делаю. Хороший режиссер выстраивает кадр так, чтобы в конце концов зритель почувствовать то, что он, режиссер, всем этим хотел сказать. Мне этого хочется делать с фотографией, но я пока не знаю, как к этому подступиться.

В России этого практически нет. Все смыслы очень поверхностные. Хочется снимать глубокие фотографии. У Куделки есть портреты цыган, постановочные. Но это снято так, что смысл не то, чтобы не уходит, приходит новый! Я уверен, что все это заслуга фотографа. Фотограф – это драматург, режиссер, и оператор. Хочется совместить в себе этих людей. Хочется дойти до такого уровня, когда ты будешь смысл вкладывать в фотографию, и он будет исходить из фотографии.

Алексей Никишин: «Мне нужен смысл!»

- Это складывается из постановочных средств…

- Да. Но… Я бы не сказал, что фотографии Ньютона постановочные. Они очень живые! При этом, мир, который в них – создан Ньютоном. Брессон все забирает. А Ньютон – создает, а потом забирает. Кино Джармуша нельзя назвать постановочным. Хотя все фильмы, кроме документальных – постановочные. Но Джармуш так все выстраивает, что нам кажется все настоящим. Он выстраивает очень продуманный и чистый мир, зрителю кажется, что этот мир существует. Я не имею в виду прически и платья. Все это ничего не значит. Я имею в виду дух. А мы можем говорить смыслом в фотографии.

С актрисой Полиной Агуреевой мы второй год снимаем портреты, в которых она играет смысл картин разных художников. Она играет не женщин, которые изображены на холсте, а смысл этих женщин. Это на уровне ощущений художников. Такая должна быть фотография – не театрализованным представлением, а передающей смысл.

- Нет ли в этом процессе риска, что когда ты дойдешь до такой фотографии, твоя аудитория может сузиться до минимума?

- До трех человек… Так и есть. Но когда занимаешься искусством – не стоит задачи нравиться всем. Если ты нравишься «широкому кругу потребителей» – над этим стоит задуматься. То же самое с любым великим художником, поэтом, писателем. Художник не должен нравиться. Нужно, чтобы его понимали. Понимали те, кто близок ему по духу. Этого достаточно. Массовый мир потребления существует по другим законам. Это обратная перспектива – каждый в отдельности потребляет не то, что ему нужно лично, а то, что ему говорят потреблять.

Современные фотографы смотрят современные журналы и думают, что  надо снимать так. Просто потому, что они больше ничего не видели. Это страшно на самом деле. Художник – он другой человек. Он должен все пропускать через себя и давать только той аудитории, которая готова его воспринять. Чем сложнее мы думаем и снимаем – тем меньше нас понимают. Мне кажется, это честно.

- Есть ли у тебя друзья-фотографы?

- Нет. Есть Валера Самарин, у которого я проявляю пленки, мы с ним много общаемся, он меня многому учит. Сам он сейчас снимает редко, но с большим удовольствием. Чежин говорил в интервью Леше Серебренникову, что новые хорошие карточки снимает тот, у кого нет старых хороших. Вот у Самарина уже все есть. Можно больше не торопиться.

Вообще, в Москве сложно чему-то научится. Здесь учат мэйкапу, глянцу, фотошопу и думают, что это и есть фотография. Поэтому то, что мне необходимо для роста, приходится черпать из кино, театра и книг.

Когда ты научился вырезать по дереву – ты режешь. Научился лепить – лепишь. Но от этого ты не станешь Роденом. Чтобы стать Роденом, надо научиться мыслить. Чтобы сказать, надо понимать, о чем ты хочешь говорить. Многие научились лепить, но при этом никто не может ничего сказать. Нечего.

- Расскажи о твоем сотрудничестве с журналом «Фотомастерская». Как оно сложилось?

- Достаточно давно меня познакомили с Алексеем Серебрянниковым, который пишет в этот журнал статьи. Мы придумали цикл статей «50 шагов к хорошему портрету». В этих статьях стараемся говорить, конечно, не только о портрете. Мы берем разные тезисы из разных тем и обсуждаем. Еще мы даем задания. Пытаемся раскрыть важные, но редко освещаемые аспекты фотографии. И чтобы читатели попытались найти это в жизни. Они присылают работы, мы их разбираем в номере, комментируем и выбираем «победителя номера».

Это очень интересный процесс. Присылают очень много фотографий, в т.ч. и хороших! Часто люди присылают фотографии, а мы уже им рассказываем, чем прекрасны эти их снимки. Не устаю повторять – у любителей встречаются просто гениальные фотографии! Хотя бы потому, что они сами того не подозревают.

- Одна из лекций, которую ты читаешь, посвящена бильд-редактированию. На чем строится материал? Это твой личный опыт?

- Только мои личные наработки и разбор, как другие делают книги. Посмотрите на наши журналы – кроме того, что фотографии постоянно волшебным образом кадрируют, очень редко вообще встретишь разворот, на котором грамотно расположены фотографии.

Моя лекция разбита на определенные тематические группы правил и решений. Привожу примеры из книг разных жанров, из комиксов, фотоальбомов. Их нередко делают очень крутые дизайнеры. Там каждый разворот – это произведение искусства. Фотографии вместе - они создают новое пространство. Там может быть секвенция, подобие по форме или фактуре. Таких примеров немного, у меня – буквально пять авторов.

Я не рассказываю, как верстать журналы. Я рассказываю, как фотографам размещать фотографии на развороте, в портфолио, на выставке. По каким правилам, принципам и ощущениям. Но не рассказываю, как увязать с текстом. Этого я не умею. Это уже работа бильд-редактора. Мне кажется, фотограф должен знать все о своих фотографиях, тем более, что с ними делать после того, как вы их сняли.

-  От многих доводилось слышать о том, что хорошей бильд-редактуры нет. Но разве нельзя сказать, что бильд-редакторы делают то, к чему готова постсоветская аудитория? Простая ситуация. Фотограф увидел что-то особенное в окурках, снял их. Потом показываешь фотографии кому-либо и слышишь вопрос: «А ты где?».

- А я за Эйфелевой башней…

Когда ты не подготовлен – ты просто покупаешь книжку и листаешь ее. У меня так было. Я купил и только через год словно пришло озарение! Фотографии по парам! Там отдельная история в двух фотографиях на каждом листе. Свои фотографии так поставить сложно.

- А кто будет составлять твои книги, альбомы?

- Я сам. Верстать будут дизайнеры. Есть книга об Ирвине Пене. Ее верстал японский дизайнер. Там и фотография, и тексты. И видно, что это не дизайнерские ухищрения, а просто по-другому и быть не могло.

Алексей Никишин: «Мне нужен смысл!»

- Где бы ты хотел сделать выставку?

- Нет цели выставиться… Хочется снять такое, что можно выставлять и не будет стыдно. А уже где – не так важно.

- Цифра, пленка – есть разница для тебя?

- Особо не задумываюсь. Для себя снимаю на пленку. Мне нравится рисунок. У меня хорошие дорогие камеры и я хочу из них выжать максимум того, что они могут дать. Мне на них приятно снимать.

Цифра почему-то не дает  то, что надо. И я не люблю, когда можно быстро посмотреть, что получилось. Часто моя работа месяцами вылеживается. Не потому, что я не хочу ею заниматься, а просто нет времени. Проявляю, и оно ждет своего часа. Но посмотреть сразу - любят заказчики. Поэтому для них я снимаю на цифру.  

- А жанр в поездках снимаешь на что?


- Тоже пленка. У меня Leica M7 и Contax T2, «мыльница» с хорошим стеклом.

- Ты ощущаешь себя известным фотографом?

- Не знаю. Не думаю об этом.

- Твоя фотография гуманна?

- Да. Я хочу говорить о счастье. Не обязательно положительные эмоции. Это не клоунада. Хочу говорить о простых человеческих вещах. Мне интересно не то, в какие катаклизмы, в которые попадают люди. Мне интереснее их реакция. Ведь люди попадают в одни и те же жизненные обстоятельства и события в течение всей жизни. А судьбы у них – разные. Мне об этом хочется снимать: как человек переживает то, что ему дано жизнью, что это изменило в его жизни, каким другим он выходит из тех или иных событий?

- У тебя есть какой-либо вопрос, на который хотелось бы ответить, но его никогда не задавали?

- Хочется, чтобы просто задавали умные вопросы. Не о том, как я снимал Андрея Макаревича, или как мне работалось с Анастасией Волочковой, а о чем-то другом, большем и важном.

- Осенью ты был в Минске первый раз. Успели сложиться впечатления?

- Да. Но посмотреть особо ничего не успел, только две главные улицы со сталинским ампиром. Еще улица Карла Маркса – вот тут хочется жить. Выходишь – Европа. Хочется, чтобы Минск был весь такой. Там надо жить и снимать.

- Что бы ты хотел пожелать нашим читателям?

- Желаю вам читать по-больше!

Беседовали: Елена Кушнир, Сергей Михаленко
Фото: Алексей Никишин, Сергей Михаленко


Источник: znyata.com

обсудить на форуме zнята


Алексей Никишин: «Мне нужен смысл!»
 


поиск по сайту


Баннер


главная о фото интервью Алексей Никишин: «Мне нужен смысл!»