главная z-проекты как дела? «Как дела?» с Александром Веледимовичем: «Искусство – это игра в веру»

«Как дела?» с Александром Веледимовичем: «Искусство – это игра в веру»


Поделиться

В ноябре прошлого года в Минске завершился третий «Осенний салон с Белгазпромбанком». От фотогалереи ZНЯТА в выставке-продаже участвовали четверо фотографов, в числе которых был Александр Веледимович. Именно он по решению жюри был удостоен Гран-при выставки, а также стипендии на реализацию собственного проекта.

Мы поговорили с Александром о его новой серии, современном искусстве и молодой фотографии Беларуси.

«Как дела?» с Александром Веледимовичем: «Искусство – это игра в веру»
Фото: Sergey Mikhalenko Photography

– Как дела, Александр?

– Всё хорошо.

– Поздравляем с Гран-при на «Осеннем салоне». Ожидал ли увидеть себя в числе победителей?

– Спасибо. Нас было четверо, потому что было три Гран-при, плюс приз зрительских симпатий. Мне позвонили накануне, пригласили на пресс-конференцию, ничего толком не объяснив. Подумал, что собирают массовку. Я в это время был в Минске, но уже собирался домой, в Витебск, но после звонка решил остаться и прийти. Пришёл, а там вот осчастливили.

– Ты уже знаешь, на какой проект пойдёт стипендия?

– На пресс-конференции нам сказали, что мы, победители, должны к следующему «Осеннему салону» подготовить проект и выставить его.

Я хочу закончить проект, который находится в работе с 2012 года. «Эдемский сад» – серия фотографий про детство, про воспоминания из детства. До 2015 года это была активная съёмка, потом я поехал в Варшаву по программе Gaude Polonia, а когда приехал, посмотрел на материал – и решил отложить. Сейчас проект нужно анализировать и завершать. В виде выставки презентовать проект я не хочу: слишком просто. Вероятно, это будет книга или более сложная форма.


Эдемский сад. Александр Веледимович
1983 Я, Витебск. Фото из серии «Эдемский сад». Александр Веледимович

– Например?

– Например, что-то, связанное с приложениями, виртуальной реальностью. Современные гаджеты могут ведь сканировать и распознавать изображения. Фотография здесь может служить как ворота. Мне пока сложно понимать, что это будет: игра, приложение или интерактивная выставка.

– Ты идёшь от содержания к форме или наоборот?

– Содержание уже есть – это фотографии. Просто их хочется так представить, чтобы это были не просто фотографии, а воротами в другую реальность. Причём в буквальном смысле, а не в качестве метафоры.

– Звучит интригующе.

– У меня пока не хватает навыков, чтобы самому воплотить идею в жизнь, но как сверхцель я себе ставлю – сделать проект самостоятельно.

– Как ты начал снимать «Эдемский сад»?

– Я не беру тему из снаружи. Тема пришла изнутри, потому что это мои детские воспоминания. В то же время я думал над вопросом: что ещё можно снимать, как можно фотографировать невидимое, прошлое? Где заканчивается моя память и начинается коллективная? Где заканчивается правда и начинается ложь? И это уже концепция, которая пришла извне.

Личная эмоция заставляет зрителя сочувствовать и сопереживать, но сопереживать не на уровне, что есть некий социальный подтекст, а из-за того, что есть схожий опыт. Не просто пожалейте бездомных людей, и мы тогда пойдём и снимем этих бездомных. Мне представляется это не очень красивой фотографией. Конечно, в какой-нибудь белой галерее эти портреты будут выглядеть контрастно, это сработает. Брюс Гилден такое уже сделал. Это классика. Но меня заставляют жалеть концепцию. Мне навязывают это чувство. Куда интереснее, когда я вижу это не так прямо, когда из нескольких изображений мне что-то откликнется.

Современная фотография часто любит играть с идеей и концепцией, и меньше – с формой. А я хочу, чтобы впереди стояла форма. Если есть только идея и концепция – мне становится скучно.

Эдемский сад. Александр Веледимович
1988 Ленин, Витебск. Фото из серии «Эдемский сад». Александр Веледимович

– Если вернуться к «Осеннему салону», что можешь сказать о молодой фотографии Беларуси (все участники выставки должны быть не старше 40 лет)?

– Забавно, что наблюдается большая неадекватность цен. Мы, участники галереи ZНЯТА, исходили, конечно, из беларуских реалий. Понятно, что в Европе, Америке – цены абсолютно другие. За одну работу могут запросить космическую цену. И её заплатят. Сложно вообразить, но, тем не менее, можно заплатить два с половиной миллиона долларов за Гурского. Но на «Салоне» я видел несоответствие цены и то, что изображено. Видишь работу – да, есть цвет, композиция, но она всё равно ученическая. Она похожа на одинокий фонарь в осеннем парке. Потом смотришь на цену, снова на работу, снова на цену – и всё равно не понимаешь. Мне, конечно, нравится такая уверенность, но в Беларуси не тот рынок, чтобы эту работу купили за такие деньги. И дело тут не только в экономике. С другой стороны – важно образование зрителя. Люди должны понимать, что это такое – фотография. Фотография – это далеко не вещь первой необходимости. Это вообще нечто, которые покупают из разряда «хочу».

Искусство – это игра в веру. Пока люди в него верят, оно работает. Как с деньгами: пока в них верят, у них своя стоимость. Веры становится меньше в деньги – стоимость их снижается. В искусство много людей готово верить. Чем больше их появиться тут, в Беларуси, тем лучше.

Эдемский сад. Александр Веледимович
1998 Папа и самолет, Витебск. Фото из серии «Эдемский сад». Александр Веледимович

– Александр, спасибо за разговор!

Беседовала: Анна Гринкевич
Фото: Сергей Михаленко, Александр Веледимович

«Как дела?» с Марией Боне: «Я постоянно меняюсь»


«Как дела?» с Александром Веледимовичем: «Искусство – это игра в веру»
 


главная z-проекты как дела? «Как дела?» с Александром Веледимовичем: «Искусство – это игра в веру»