Баннер

главная z-проекты встречи с легендами Аркадий Бирилко: «Красоту нужно найти или – создать!»

Аркадий Бирилко: «Красоту нужно найти или – создать!»


Из цикла «Встречи с легендами».

В среде наших фотографов старшего поколения, пожалуй, никто так не приветствовал появление цифровой технологии, как А.А. Бирилко. Фотограф с душой живописца, вечный романтик, он заряжает своей энергией и любовью к искусству каждого, кто встречался с этим обаятельным и отзывчивым человеком. И целому поколению молодых фотографов А.А. Бирилко запомнится, как самобытный фотохудожник и педагог.

Аркадий Бирилко: «Красоту нужно найти или – создать!»
Фото: Валерий Ведренко

- Аркадий Аристархович, Вы очень своеобразный человек.
Под стать имени. Можно немного истории?


- Отца звали Аристархом, редкое имя...
Мать встретила его на фронте. Аристарх Павлович Голенищев.
Таких историй на войне было много. Мама была партийным работником.
Она ездила в Западную Беларусь устанавливать советскую власть в 1939.
Работала с Верой Хоружей.

- Фотограф – это человек, связанный с изобразительным искусством.
Как это у вас произошло?


- Единственные отличные оценки у меня были по черчению и рисованию.
В последних классах школы я уже собирал кусочки фанеры и писал на них маслом.
Но мама подарила «Смену». И первую пленку я отснял, проявил и забыл закрепить...
А снял просто, что увидел в квартире, что было за окном.

Аркадий Бирилко: «Красоту нужно найти или – создать!»
Фото: Аркадий Бирилко

Потом появился и увеличитель. Я запирался в ванной и устраивал там лабораторию.
Сам процесс проявления, фиксации восхищал!
Я забыл про живопись.
Было приятно снимать знакомых, дарить им портреты, доставлять им удовольствие.

- А как попали в фотоклуб «Минск»?

- Учась на 5-6 курсе института, обратил внимание на читательские фотоклубы при газетах. И узнал про «Минск». В те годы Клуб, в 68м где-то, собрал вокруг себя самый цвет минской фотографии.
В Клубе была очень интересная жизнь. Как правило, каждый вечер на стене висели новые фотографии и шло обсуждение.

Аркадий Бирилко: «Красоту нужно найти или – создать!»
Фото: Аркадий Бирилко

Собиралось  обычно человек 15-20. Это была очень хорошая школа для молодежи!
Мастера изливали свои амбиции как педагоги. Хотя, обстановка была очень простая.
И «кроили» фотографии любого! Вне зависимости от званий.
Я увидел огромные фотографии (на тот момент 30*40 был самый большой размер).
Первое время и не вешал на стену свои фотографии.
Но сразу поставил себе первую задачу – по качеству печати сделать свои фотографии лучше... Через полгода повесил первую фотографию.
На ней - племянница. Была сценка, когда у нее случилось что-то с чулком на улице. И она смотрела кругом несчастная, что ей делать, а рядом растерянный, озабоченный муж.
Позже этот снимок был опубликован в литовских или латвийский журналах. Это была и моя первая публикация.
И когда мою работу оценили по достоинству, я мог общаться с мастерами фотоклуба на равных.

- Сейчас что-то подобное существует?

- Я хотел вернуть эту традицию... На это мне потребовалось полгода. Сейчас критические обзоры чуть более натянуты.
В те времена фотография была действительно искусством в чистом виде.
Нашей школой фотографии были «Советское фото» и чешская «Фотография»
Мы хотели подражать прибалтийским авторам...

- ... а подражать в чем? Ведь прибалтийская фотография сильна не только качеством, но и содержанием.

- Подражать и форме, и содержанию.
Прибалтийская фотография действительно открыла социальную фотографию.
И в Клубе появились такие фотографии.
Это уже были не только изящные портреты и пейзажи.

Аркадий Бирилко: «Красоту нужно найти или – создать!»
Фото: Аркадий Бирилко

Что было здорово в Клубе – это искреннее откровение по комментариям. Не было модных... Но когда появились широкоугольники, началось повальное увлечение. Я одно время работал только с ним.
Открылся мир, который раньше разрушался, пока наводилась резкость...

- Это клубная жизнь.
А когда перешли в профессиональную фотографию?


-  Профессионально с прессой я начал работать тогда,
когда пригласили в отдел новостей белорусского телевидения. В 70-х, занимаясь пейзажами, я предложил их на ТВ.

Аркадий Бирилко: «Красоту нужно найти или – создать!»
Фото: Аркадий Бирилко

Эти фотографии в течение года были в заставках между программами. А затем пошли и репортажи на фотографиях для отдела новостей.
За гонорар на ТВ я купил «Практику ТТЛ»! В то время это были большие деньги!
Это была моя первая профессиональная камера.
А потом так случилось, что из НИИ мне пришлось уйти.
Были связи с журналом «Беларусь», я пошел тогда работать без зарплаты.
И жил только на гонорары. Стал свободным фотографом.

Аркадий Бирилко: «Красоту нужно найти или – создать!»
Фото: Аркадий Бирилко

Аркадий Бирилко: «Красоту нужно найти или – создать!»
Фото: Аркадий Бирилко

В свое время журнал «Беларусь» пригласил сделать снимок на киностудии.
В. Рубинчик  заканчивал снимать «Дикую охоту короля Стаха».
Приезжаю туда и чувствую, что для меня это что-то потустороннее!
Актеры, декорации... Это было нечто! Очень боялся помешать процессу.
Сказали: «Снимай, только не мешай!». Ощущение, что ты рядом с высоким искусством. Я там отснял десяток пленок! Рубинчик взял их посмотреть и говорит: «Ребята! Посмотрите, что этот человек сделал!».
После этого я стал их другом.
Работал на фильме «Культпоход в театр». За это время узнал, что такое кино…
Но понял, что в кино я работать не смогу.
Не был готовым к традициям, которые царят в киношном обществе…
Там своя жизнь, достаточно замкнутая и своеобразная.
А когда устроился в «Сельскую газету» началась новая эпоха. Я начал учиться быть фотокорреспондентом.
Это было нелегко.
Все мои достижения в художественной фотографии газете были не нужны.
Это должен быть снимок, нужный газете. И сделать его нужно было в любую погоду, в любое время суток.

Аркадий Бирилко: «Красоту нужно найти или – создать!»
Фото: Аркадий Бирилко

За время работы в прессе объездил 115 районов республики - открыл для себя Беларусь.

- Но я не помню Ваших творческих материалов по этим поездкам...

- То, что я делал в газете, не было востребовано в Клубе и в салонах.
Все считали, что это не та фотография.
Фотокорреспондентов не считали фотохудожниками.
И этот конфликт сделал плохое дело. Любители считали себя мастерами.
А ведь то, что делает любитель от раза к разу для своего удовольствия – фотокорр делает каждый день!

- А может быть дело в том материале, который Вы, представляли? Приукрашенную жизнь...

- Газета – это производство. Мы работали на полосу.
Такая фотография живет только 1 день. Но она и историю пишет.
Я каждый день делаю свою выставку на полосе газеты.
Ее читают и видят тысячи зрителей.

Аркадий Бирилко: «Красоту нужно найти или – создать!»
Фото: Аркадий Бирилко

Я почти 10 лет работал в «Сельской газете». Сейчас это «Белорусская Нива». Потом ушел в «Знаменку».
Уже была Перестройка, пришли новые люди.
И был «международный скандал»!
Все фотокорреспонденты зарабатывают параллельно основной работе.
И на меня каким-то образом вышли из журнала «Форум».

Аркадий Бирилко: «Красоту нужно найти или – создать!»

Журнал по рассылке - абсолютно закрытый.
Меня попросили дать туда несколько снимков, потом – репортажи.
Начал сотрудничать. Обычная работа.
У них на разворотах печатались обнаженная мужская натура. Бодибилдеры.
И я, уже будучи постоянным внештатным сотрудником, листал журналы и предложил поснимать наших «качков». Мне предложили сделать небольшую рекламу,
а на рекламу поставили не домашний, а служебный телефон.
Я приезжаю из командировки, прихожу на планерку – а мне выносят выговор и
снимают 30 % премии за сотрудничество с подобным журналом,
потому как это дискредитирует звание советского корреспондента.
Я попытался объяснить, что это недоразумение. Но, никто не слушал.
Снова уехал в командировку. Приезжаю, а мне говорят: «Со всего мира все голубые мира стали на защиту Аркадия Бирилко»...
Международный скандал!
И где! В издании, которое – правая рука молодежного движения.
А уволить меня не могут. Иначе будет еще больше скандал.
В «Форуме» появилась статья об этом мероприятии.
Если бы я в тот момент захотел уехать за рубеж – меня бы приняла любая страна мира!
Я понял, что больше там работать не смогу.
В журнале «Медицинский вестник» был конкурс на фотокорров. И меня взяли туда работать.

Аркадий Бирилко: «Красоту нужно найти или – создать!»
Фото: Аркадий Бирилко

- Чем этот период был для Вас интересен и как для человека, и как для фотографа?

- Это был интерес к неизвестному!
У меня много материала, снятого в больницах, палатах. Но этот материал очень угнетающий. Это кровавая тема, тяжелая психологически.
Можно пощипать людям нервы. Но это должно вызывать тот катарсис, о котором мы говорим. Это все же должно быть искусством.
Но есть материал, на котором искусство не сделаешь.

Аркадий Бирилко: «Красоту нужно найти или – создать!»
Фото: Аркадий Бирилко

- То есть Вы не хотите травмировать людей?

- Искусство не должно приносить травм.

- А какие открытие в тот период были сделаны?


Аркадий Бирилко: «Красоту нужно найти или – создать!»
Фото: Аркадий Бирилко

- Я студентам говорю: каждый снимок и для вас и для зрителя должен стать открытием.
Когда человек попадает в фотографию, он начинает видеть то, чего не видел раньше.
Для меня открылась кухня медицины.
Я понял, что это такое. Это работа, и тут любой больной для врача – это работа. Ежедневная! И для него больной – это материал  из которого он должен сделать здорового человека...

Аркадий Бирилко: «Красоту нужно найти или – создать!»
Фото: Аркадий Бирилко

Это конвейер, производство здоровья. И тут ответственность выше, чем в любой другой профессии. И я старался это отразить в своих снимках.
Я увидел, что такое – рождение человека.
И хотел бы открыть людям, насколько это большая трагедия – больной человек. Потому что люди осознают все это только тогда, когда сами попадают в подобные ситуации.
Начинается переоценка жизни.
Люди тратят свою жизнь, нервы и здоровье на то, что этого просто не стоит!
И моя жизнь – тому подтверждение.
Мы переживаем о разбитой чашке... А стоит ли оно того?
И мой инфаркт эти открытия закрепил. Я могу говорить эмоционально, но ищу в жизни то, что ее питает...

Аркадий Бирилко: «Красоту нужно найти или – создать!»
Фото: Аркадий Бирилко

- Так может сейчас самое время  показать такую выставку?
Мне лично не нравится то, что люди все больше и в общении с собой, и в общении с природой, и в искусстве выбирают экстрим.
Желание пощекотать нервы  заменило душевные переживания.


- Люди хотят экстрима! Чем это объяснить?

- Я для себя это назвал «издержки мирного времени».

- Вполне возможно!
Плохо, что помимо академического художественного образования, у нас нет высшего фотографического....

- Но государство, теоретически, обязано предоставить работу выпускнику - фотографу.

- Отвечу так. Сегодня не то время, когда государство обязано предоставлять работу. Сегодня уже заранее каждому дано право  самостоятельно определиться, куда ты пойдешь. А высшее образование – это метод научного познания. И не важно, в какой области получено образование.

- Отсутствие рынка труда – не повод для отсутствия высшего фотографического образования?

- Да! Работая в «Медицинском вестнике», я организовал фотостудию в Клубе. Я  думал, что когда выйду на пенсию, сделаю свою школу искусства фотографии. В студию пришли 40 человек. Моя точка зрения на искусство фотографии не совпадала с точкой зрения руководства клуба. Было много споров, творческих конечно. Но время доказало истину.

- Кого-нибудь можете назвать?

- Это  члены «ФотоАртСтудии у Бирилки»:
Ракович, Бельский, Дегтярева, Уральский и другие.
Многие  сегодня уже стали известные  фотомастера.
У меня учеников много. Я могу гордиться, что я воспитал плеяду белорусских фотомастеров. Жизнь прожита не зря. И каждый их очередной творческий успех радует меня как свой.

- Вы - сторонник активного вмешательства в изображение.

- Для меня фотошоп – это вся палитра инструментов, которыми обладает современное изобразительное искусство.
Есть два момента.
Первый – это когда мы на базе одного изображения используются фильтры фотошопа.. Изменяем контраст, насыщенность и так далее…
Второй – мы созидаем картину  из элементов. Как, к примеру, художник свои работы создает. А не просто совершенствует или дорабатывает свои фотографии.

- Вы участвовали в Фотографике?

- Да, у меня есть и дипломы, и каталоги. Фотографик было 4 или 5.
И на одной из них я взял диплом.

- Почему Вы не любите об этом говорить?

- Для меня это было просто приятное событие. Это была ступень.
Одной из тех, по которой я добрался до своего сегодняшнего уровня - доцента кафедры журналистики Института парламентаризма и предпринимательства, читаю 5 -6 предметов по фотожурналистике! В доступной форме реализую идею высшего образования по искусству фотографии.

- Не могу обойти такую тему, как «Бирилиум».
«Бирилиум» - это явление или радужный мыльный пузырь?

- Я сам не ожидал, что достаточно простая задача,
которую я ставил перед собой, в итоге превратилась в явление.
Я создавал свою студию, чтобы высказать свою точку зрения на фотографию, создать свою школу.
Я просто подтолкнул поезд, и он сейчас едет. Машинист не я.
Где бы мы не выставлялись – нас рады видеть. Мы везде нужны. И это приятно.
А значит «Бирилиум»  - это уже, на мой взгляд, - явление.

-  Выставки заявляют калейдоскопичность, разность чуть ли не достоинством  группы.
Вот я вспоминаю выставки «Бирилиума», и у меня нет ясного творческого лица.
И последний «Бирилиум» - очень эклектичная выставка.


- Последние «Бирилиумы» немного не такие, какими бы я хотел их видеть.
Не надо забывать, что сейчас в «Бирилиуме» – зрелые авторы.
И они имеют свое мнение о фотографии. Многие из них уже не слушают старших товарищей.
Я к этому отношусь спокойно.
Авторы сами отвечают за то, что они представляют на выставке.

- Вопрос крутится вокруг вот чего – есть  у «Бирилиума» концепция?
Или это что-то аморфное?


- Мы высказываем точку зрения на фотографию без ограничения творческих возможностей.

- «Бириллиум» без границ...

- Да. Совершенно верно. Одна выставка может быть хуже, другая – лучше. Когда я прочитал на сайте полемику по поводу «Бирилиума», кто-то сказал интересную фразу: «Теперь будут разделять историю белорусской фотографии до Бирилиума и после «Бирилиума»»...

- Насколько это обоснованно, даже если это шутка...

- Меня это радует – на бесплодной почве даже сорняки не растут....

- Аркадий Аристархович, в каком возрасте Вы взялись за фотошоп?

- Где-то лет в 55…

- Представляю, как это было не просто… И тем не менее, на мой взгляд,
фотографам Вашего поколения фотошоп скорее повредил, чем помог.
Что вы можете об этом сказать?


- Категорически не согласен!
К фотошопу мы стремились еще до того, как он появился. В прошлом у нас не хватало художественных инструментов, чтобы реализовать творческие задачи. Мы мудрили с мелким зерном, пластикой... И, как правило, кто-то останавливался на одном приеме и эксплуатировал его. Это была бедность. Я говорю о мастерах, которым нужны были эти инструменты!
А взять последний альбом Дыхявичуса. Это традиционная фотография? Нет. Это новое.

- Это трагедия художника...

- Это Ваша точка зрения.
Моя категорически противоположная. Совершенству нет предела. И если  мастер идет дальше - это хорошо.
Я думаю, что вся проблема заключается в другом.
Мы не образованы в искусстве фотографии. У нас нет критериев для его оценки.

- Есть фотографы, которые категорически отвергают постобработку.
Они видят ценность фотографии как документа, который не нуждается в украшательствах... Картье-Брессону нужен был фотошоп?


- Это сложный вопрос. На него однозначно не ответишь. Фотошоп – это инструментарий. И взять стамеску или рубанок – я выбираю сам. Если надо вычистить фотографию – я беру фотошоп и использую его.

Аркадий Бирилко: «Красоту нужно найти или – создать!»
Фото: Аркадий Бирилко

Валерий, а можно Вам задать вопрос?
Почему Вы в своём творчестве избрали такую форму общения со зрителем? Собираете материал, а потом думаете, что и как делать? Почему просто красиво снятый костел волнует меньше, чем тот, к которому добавлен еще и другой материал... Почему привлекла коллажность?

- Я никогда не хотел быть художником. Да и архитектором  - тоже
К фотографии относился как к средству, особенно когда она была пленочной. Это просто способ изображения. Только более убедительный.
Но я хотел работать с этим изображением! А как? У меня не было адекватного замыслу инструмента
Я себя легко чувствовал в кино.
Но потом понял, что на кино не хватает воли.
И только цифровая фотография дала возможность совместить мне все свои интересы,
где  результат пластически оправдан и чист.
Для этого даны все инструменты. Бери и работай.


- Очень прошу этот ответ включить  в интервью! Вы кратко ответили на все свои главные вопросы, которые задавали мне.
Главное – Вы знали, что хотели, но не знали, как это сделать.
Фотография - как средство выражения внутренних потребностей. Найти свой язык общения с людьми.

Аркадий Бирилко: «Красоту нужно найти или – создать!»
Фото: Аркадий Бирилко

- Почему  Вы, по сути дела, оставили фотографию?

- Мне уже неинтересно просто снимать. Я стал тем, кем хотел стать всегда. Фотоживопись всегда была моей мечтой.
С фотошопом фотоживопись будет свободнее, чем традиционная живопись по художественным приемам.
Приставка «фото» говорит лишь о том, на каком материале мы работаем. А если зритель в работе видит только фотошоп... Это его беда!
Но всегда найдётся зритель, который прочитает эту форму выражения
Выгодский сформулировал самый важный закон –  закон катарсиса. И я этим законом пользуюсь

- У искусства есть законы. Но они появляются после рождения произведения. Применяя законы, можно создавать шедевры?

Аркадий Бирилко: «Красоту нужно найти или – создать!»
Фото: Валерий Ведренко

- Да. И я их создаю. И в первую очередь для себя. А когда его признают и другие – это уже тысячекратная приятность.

- Шедевры?

- Если хотя бы часть моих работ приносит кому-то радость – я счастлив!
Можно сделать множество работ, но имя делает хотя бы одна признанная работа.

- А у Вас есть такая?

Аркадий Бирилко: «Красоту нужно найти или – создать!»
Фото: Аркадий Бирилко

- Да. Конечно. Мадонна Полесская. Она сыграла свою роль.
И она осталась. Подобные работы и на выставках получали признание, и награды на Салонах.

-  Наблюдая за отношениями среди наших фотографов, я вижу, что это лебедь, рак и щука...

- На мой взгляд, это хорошо. И вот почему.
Образ литовской фотографии был сформирован еще лет 20 назад... И на этом работает школа, которая воспитывает новые поколения фотографов Я сам учился на прибалтийской фотографии.
У нас, в отличие от любой республики, в каждом областном и даже районном центре, были фотоклубы. И в каждом таком центре сформировались свои школы, направления и традиции.

- Направления... Школ тут не было.

- Да, направления...
И оказалось, что это было дерево с большим количеством веток и плодов. И все это многообразие отражается и сейчас. И каждый, кто учится, опирается на одно из таких направлений.
Именно поэтому я считаю, что это хорошо и нормально.
И не будет единства! Хотя, лицо есть!

- Вы говорите, что лицо у белорусской фотографии есть. Опишите мне его...

- Это мозаика. Когда я первый раз побывал на белорусских фотосайтах, ситуация меня порадовала. Мы свободны в выборе жанра, техники и технологий. Чем больше структурность какого-то явления, тем оно более содержательное.

- Любое явление подразумевает под собой основу, традицию.
А есть ли традиция  в  белорусской фотографии?


- Особых традиций не назовешь. Фотография переживает такой период... В целом, сложно говорить о традициях в искусстве.

- Почему же... Поляки... Там есть традиция. Множество людей с мировыми именами, они снимают так, что польскую фотографию сразу видно. Там есть типажность,  момент романтизма... Я узнаю поляков!
Литовцы всегда интересно работали с провинциальным жанром.
Это действительно целая школа. Очень честные работы.
Когда я вспоминаю белорусов в этом направлении, на память приходит  разрозненные работы, от которых остается чувство неудовлетворенности... Сельские жители воспринимаются  как чудаки. Возникает образ, который был в советских фильмах. Добрый и находчивый забулдыга…


- У литовской и польской фотографии, на мой взгляд, есть свой недостаток! Фактически, эта фотография стоит на месте. И их авторы не открывают того, что открывают наши авторы. И в силу консерватизма традиций стоят на месте.
Белорусская фотография идет впереди. И не важно, что об этом знают мало. Наша фотография более живая.

- Припомнят Вам поляки и литовцы…
Но получается странная вещь. Вы говорите  - и я Вам верю. Но у Вас – совершенно другой материал, чем у меня.
А материал должен быть единый. И у нас нет сита, чтобы разобраться, кто мы такие, и что мы сделали за это время.


- На мой взгляд, Валерий, ты тысячу раз не прав!
Без интернета  - да, была единственная возможность оставить о себе след – печатные издания.

- Интернет – это безграничное пространство. А чтобы что-то понять – поле надо ограничить.

- А кто будет это делать? Кому это надо? Взять тот же photoclub.by. Там собраны тысячи фотографий! Какое издание столько вместит? Вот из этого моря можно выбирать то, что надо и делать с ним то, что надо. Интернет даст больше представления, чем любой альбом.

- То есть то, что у белорусов нет написанной истории, нет изданных альбомов, антологий, ни мало-мальской системности... Это наш плюс?

- Это наш минус. Но, наверное, еще не родились те историки, критики, искусствоведы, которые этим бы занялись.

- А почему? Везде родились, а у нас не родились?

- Наша история тоже есть. Работы Лобко, Парфенка, Васильева и др....

- Это субъективные очерки!

- В таких случаях обычно говорят – не было объективной необходимости и потребности.

- Ага... То есть любители и любительский уровень удовлетворен?
И мы можем говорить о том, что белорусская творческая фотография – любительская.


- На 100%.

- А на Ваш взгляд  - должна ли фотография быть легкой?

-  Да!
Фотография это язык. Мы получаем удовольствие от четко сформулированной мысли.
Есть формальные законы, которые снимают барьеры для восприятия. Это должно быть сделано так мастерски, чтобы ничто не мешало этому прочтению.

- Еще один вопрос. Не знал, кому его задать.
Попробую спросить у вас.
По моим наблюдениям многие фотографы становятся фотографами, чтобы у них было разрешение профессии снимать обнаженную женщину.
И не секрет, что первые опыты с фотографией, особенно с печатной, которые в подростковом возрасте были у всех, связаны с эротическими картинками.
Какая у Вас история, Ваши первые впечатления об эротике в фотографии?


Аркадий Бирилко: «Красоту нужно найти или – создать!»
Фото: Аркадий Бирилко

Аркадий Бирилко: «Красоту нужно найти или – создать!»
Фото: Аркадий Бирилко

- Все мы переживаем этот возраст творческой половозрелости.
Многое зависит от воспитания, принципов, отношения к женщине.
Я всегда был  человеком полным страстями и эмоциями. Но я не стал циником и для меня нагая женщина - это красота.
А обнаженную девушку я снял впервые так.
Это был конкурс парикмахеров. И мне понравилась одна девушка, в ней было столько гордости и красоты...  Была очень хороша…Я пригласил ее…
Начали с портрета.
Потом я ей предложил сняться без одежды.
Она совершенно спокойно отреагировала. Это 60-70 годы!
Но я не смог ее снять. Передо мной был совершенно другой человек.
То ли там на конкурсе была  особая атмосфера, внимание людей.  Не знаю..
Но я понял, что образа не будет.

Аркадий Бирилко: «Красоту нужно найти или – создать!»
Фото: Аркадий Бирилко

Аркадий Бирилко: «Красоту нужно найти или – создать!»
Фото: Аркадий Бирилко

Для меня эротика – это красота обнаженного тела. Эту красоту сначала надо увидеть, а точнее почувствовать, и только после  этого  показать. Если чувства прекрасного нет – это не эротика.
Красоту надо или найти, или создать.

- Со времени первого знакомства меня несколько удивил Ваш быт и... большое количество котов. Какое это имеет отношение к Вашему творчеству, если имеет?

- У меня всегда в доме были животные. Наверное, это стало стилем жизни. Да и животное в доме дает теплоту, которой возможно не хватает от людей. Это всегда кусочек бескорыстной доброты и теплоты.

- Коты позволяют вам оставаться человеком?

( в этот момент в соседней комнате  кот сбросил телевизор с тумбочки , а Аркадий Аристархович только поморщился)

- Это да, косвенно влияет и на то, что я ищу в творчестве. Проявление оптимизма, доброты, человеколюбия. Да, нервы можно сознательно щекотать. Но, посмотрев например, такого рода  фильм, о нем тут же забываешь. Мне кажется, что люди сегодня настолько вставлены в цивилизацию, что на другие ценности просто не хватает места. Кто-то из мудрецов сказал – к красоте и к уродству привыкаешь. К любви привыкнуть нельзя. Есть любовь - есть жизнь.

- Меня всегда интересовала личная жизнь художников. На самом деле она не менее драматична, чем у многих других. Но у художников она всегда дает какой-то отпечаток и на творчество. Она - как продолжение мировоззрения.
Не каждая женщина сможет быть женой художника. Как Вы это можете прокомментировать?


- У настоящего художника личная жизнь – это как повезет.
Вот, например, когда я занимаюсь бытом, чувствую, что зря трачу время.
С точки зрения быта – хорошо, когда у художника есть верный друг, который его изолирует от быта ради творчества.
Я трижды пытался завести семью. Но опыт мой показал – в традиционном семейном варианте жена не выдержит этого. Я выбрал то, что сейчас называется «гостевой вариант». Мы уже 25 лет встречаемся тогда, когда в этом есть обоюдная потребность  и каждая встреча это удовольствие для двоих. А в остальных случаях – никто не мешает

Аркадий Бирилко: «Красоту нужно найти или – создать!»
«Поэт» / Карл Шпицвег

Я считаю, что художник не должен быть эгоистом.
И не должен навязывать свой образ жизни своим близким...

- Большое спасибо за откровенную беседу, Аркадий Аристархович.
Вы нам нужны!

Беседовал: Валерий Ведренко
Фото: Аркадий Бирилко, Валерий Ведренко, Карл Шпицвег

обсудить на форуме zнята


Аркадий Бирилко: «Красоту нужно найти или – создать!»
 


поиск по сайту

Баннер

Баннер


главная z-проекты встречи с легендами Аркадий Бирилко: «Красоту нужно найти или – создать!»